Колонка
Займет времени ≈ 4 мин.


Июнь 6, 2015 год
К прочтению:
«Тирания момента»
К прочтению: «Тирания момента»

Информационное общество. Когда-то это представлялось прекрасной возможностью дополнить наши привычные жизни, помочь в осуществлении важных и привычных нам дел. Сегодня мы не можем ступить ни шагу без телефона и беспокоимся, а не случилось ли что-то с человеком, который удалил свою страничку в социальной сети. С жизнью в сети кончается жизнь вообще. Если ты дееспособен в web-пространстве, ты дееспособен вообще.

Сама «информация» стала негласным божеством нашего времени, нависнув большой неощутимой массой над всем, что нас окружает. Представьте только себе (да чего тут представлять), вы можете общаться с человеком, который сидит на конце другого континента и получать ответ за какие-то секунды. Теперь не нужно идти в библиотеку, чтобы найти книгу, а то и несколько книг – всё это есть в сети Интернет. Деньги, время, слово – всё это обесценилось и сжалось, стало бесформенным, доступным и неощутимым одновременно. Нет ничего невозможного сегодня. Информации становится всё больше и больше, мы чувствуем, что наши возможности безграничны. Становимся ли мы властителями времени? Или оно подчиняет нас себе? Паутина, затянувшая всё мировое пространство, помогает нам жить и тут же мешает, становясь необходимой словно воздух. Не мы подчинили себе информацию; она подчинила себе нас.

Таков основной тезис датского антрополога Томас Эриксена, легший в основу его книги «Тирания момента». Рассуждая об истории развития процессов обмена между людьми информацией, в особенности рассматривая этапы стремительного поглощения информационными технологиями мирового пространства за последние десятилетия, он приходит к выводу о том, что становление сети Интернет и быстрого доступа к информации меняет не только способы коммуникаций между людьми, но и вообще меняет всех нас, образ нашего мышления и жизни. Причем, не в лучшую сторону.

Информационное общество наступило не в XXI веке, а в 90-х годах XX-го, с появлением Интернета. Научно-технический прогресс когда-то подарил нам печатные машинки, телефонные трубки, пейджеры, а теперь – Интернет. Обманчивое явление, сеть являет собой довольно неустойчивое пространство: она не имеет чёткой структуры и иерархии, определенно изменчива и нестабильна, информация, находящаяся в ней, не всегда достоверна, хаотична и вряд ли может быть хоть кем-то во всём ее разнообразии приведена к логичному оформлению. Вместе с тем, обладая большой властью, само оно не поддается никакому абсолютному управлению. Таким образом, поколение, привязанное к информационным технологиям, коренным образом изменило свой образ жизни в соответствии с ритмом быстро всплывающих в углу экрана окон. Теперь для нас нет ничего постоянного; для нас нет прошлого, настоящего и будущего, потому что мы не успеваем поймать «момент», ведь – миг! – и он сменяется другим, не успеваешь моргнуть глазом. Таковым стало наше общество. Каждый предыдущий момент поглощает следующий, время сжимается и в итоге становится неуловимым, незримым. И сейчас река жизни становится в тысячи раз стремительнее, и ведь еще Кратил утверждал, что и единожды в одну реку не войдешь – за изменением жизни не уследить. Примерно об этом и идет речь, только во многом больших масштабах.

Всё наше мышление стало другим. Интересный пример Эриксен приводит, рассуждая о появлении печатной машинки. К примеру, творчество Ф. Ницше можно разделить на два периода, которые связанны скорее не с его проблемами со здоровьем, а со стилем его написания, который изменился благодаря одному факту – появлению у него печатной машинки. Текст, который мы пишем от руки, и текст, который набираем на клавиатуре – это два разных текста, сам Ницше признавал это. То, что должно помогать нам, коренным образом меняет нас самих, выстраивает свои ритмические секции, отсюда меняется наш собственный ритм. Сегодня ни одна наука не страдает от недостатка, ведь работ в последнее время выходит столько, что вряд ли кто-то действительно успеет всё прочесть. К слову, один французский исследователь информационных сетей и средств массовой коммуникации до сих пор пишет все свои работы от руки на бумаге. Это соответствует его ритму мыслей.

Мы боимся опоздать и упустить время. Поэтому мы не спускаемся по лестнице, а едем на лифте, в голове прикидывая, на что бы мы могли потратить время, сохранённое при поездке. Для нас время становится бесформенным – мы не можем ощутить прошлое, тем более мы не можем заглянуть в будущее, потому что уже наступаем в него. Всё становится слишком быстрым. Всё это происходит благодаря бесконечному потоку информации. Если раньше люди страдали от того, что им не хватало места для книг, которые они берут в библиотеке, то сейчас люди страдают от того, что не успевают прочесть всё то, что предоставляет могущественная Сеть. Это просто невозможно. Таким образом, они и не успевают жить.

Автор вспоминает, что в 1970 году один мужчина задумался о значении информации вообще. Тогда еще не было ни информационных технологий, ни сети Интернет, но информации хватало – благодаря газетам, книгам и справочникам. Тогда он решил узнать всё об одном дне – 1 сентября  1970 года. Он начал скупать все газеты, искать справочники, доставать записи с радио и телевизора, перебирать книги. Далее он понял, что ему бы пришлось выучить несколько языков, чтобы узнать всё, а для этого ему пришлось бы бросить работу и потрать на всё это как минимум лет 20. И это всё ради того, чтобы узнать информацию об одном единственном дне.

Отсюда все наши проблемы со временем – оно стало для нас ценностью, которую непременно нужно успеть сэкономить. Продавцы сейчас бьются не за дефицитный товар в виде нефти или минералов. Дефицитным товаром стало время – время потребителя, наше с вами время. Стоит вообще задуматься о том, что вся экономика сегодня держится на многофункциональных средствах коммуникациях. Даже свиньи и компьютеры сегодня совместимы – таков тезис автора. Если прекратят свою деятельность структуры, позволяющие передавать сигналы в машины для корма свиней, то свиньи останутся голодными. И это не самое крайнее, до чего может дойти власть Сети.

«Тирания момента» — собой довольно пессимистичный взгляд на всё то, что происходит в нашем стремительно изменяющемся обществе. Но представить себе жизнь без информационных технологий, увы, уже нельзя. А это о чем-то говорит. В условиях этой смертоносной информационной волны, всё, что мы должны делать, считает Эриксен, — это сокращать потребление предлагаемой нам информации. 99,99% информации нам не нужны. Лишь 0,01% — именно то, что нужно. Власть в руках не тех, кто много знает; власть в руках тех, кто умеет обрабатывать знания. Это, на его взгляд, единственный секрет выживания в кибер-джунглях, в которых проходимость с каждым днём становится всё труднее и труднее. Нужно остановиться, постараться понять наше время «сейчас» и ощутить ценность того момента, которым мы обладаем.