Опубликован NFT проект «Дистопии»
Опубликован NFT проект «Дистопии»
Запись стрима с Денисом Стельмахом
Запись стрима с Денисом Стельмахом
Запись стрима с Сашей Иоффе (МАЗЭРДАРК)
Запись стрима с Сашей Иоффе (МАЗЭРДАРК)
Смотрели «Витьку Чеснока», «Быка», а теперь — «Печень»
Смотрели «Витьку Чеснока», «Быка», а теперь — «Печень»
Клип Chonyatsky — Зима (feat. Слава КПСС)
Клип Chonyatsky — Зима (feat. Слава КПСС)
Новый релиз Dvanov: поля и магазины
Новый релиз Dvanov: поля и магазины
Новый, и, возможно, последний альбом Славы КПСС
Новый, и, возможно, последний альбом Славы КПСС
Страдающее средневековье pyrokinesis
Страдающее средневековье pyrokinesis
Постсоветская осень в клипе Dvanov
Постсоветская осень в клипе Dvanov
сlipping. выпустили новый альбом
сlipping. выпустили новый альбом
Новые серии сериала «Эйфория» выйдут уже в этом году
Новые серии сериала «Эйфория» выйдут уже в этом году
Новости русской хонтологии: Тальник — «Снипс»
Новости русской хонтологии: Тальник — «Снипс»
«Зашел, вышел»: метафизика денег от «Кровостока»
«Зашел, вышел»: метафизика денег от «Кровостока»
«Дискотека»: группа «Молчат дома» выпустила новое видео
«Дискотека»: группа «Молчат дома» выпустила новое видео
«На ножах» выпустили полноформатный альбом
«На ножах» выпустили полноформатный альбом
29.11.2016
Ни океанов,
ни морей
Ни океанов, ни морей
Ни океанов, ни морей
Ни океанов, ни морей
Ни океанов, ни морей

← К оглавлению

Содержание:


Перед концом света

Нам по четырнадцать лет. Пришли с Пашей на речку в наше специальное место. В хорошее место. Как раз чуть выше постройки, откуда выходили в воду трубы с зелено-бордовым калом. Так что вся гадость текла вниз по течению, а мы купались в почти чистой воде. Паша уселся на большой камень.

— Холодновато, чтобы купаться, — говорит.

— Нужно искупаться. Я еще ни разу не купался перед концом света.

— Ты что, правда веришь в эту хреновину?

— Не знаю. Хочу, чтобы это была правда. Если мы на самом деле попадем на конец света, это же будет интересно.

Я разделся и начал заходить в воду. Солнца не было, тучи, лето заканчивалось. Но было что-то волшебное в воздухе. Я повторял про себя: конец света, конец света, конец света. Внутри меня радостно щекотало. Я медленно-медленно заходил в воду. Паша же посидел на камне, потом разделся и сразу зашел по шею. Он толстый, а я худой был, как глист, поэтому, наверное, и мерз.

— Жень, так если конец света, так все — черным-черно. И ничего.

— Ну, насчет черноты сомневаюсь. Чернота ведь — это цвет.

— Значит, не чернота, не знаю. Как в космосе, пусто.

— В задницу космос. А я вообще не верю, что ничего не будет после конца света. Мне кажется, мы будем жить совсем иначе. И мне интересно. Просто я вот не могу себе представить, что бы ничего не было. Как это? Объясни мне.

— Не умничай, — Паша начал брызгаться, и мне пришлось погрузиться. — Ну, что? Как? Особенно купаться перед концом мира?

— Да.

И тут я увидел мужика в трусах и рубашке на берегу. Он валялся метрах в пятнадцати от нашей одежды, странно, что до этого мы его не заметили.

— Паш, глянь, там мужик, либо бухой, либо мертвый.

— Где?

— Да вон.

— А. Пошли, посмотрим.

— Сейчас, искупаемся, а то я уже настроился. А то заново заходить в реку.

Потом мы вылезли из воды, вытерлись, оделись. Отсюда мужика видно не было. Нас разделяли кусты. Мы обошли их: мужик лежал на спине, одетый в рубашку и трусы. Рубашка в крупную клетку и с огромным кровавым пятном на груди и животе. Рядом лежал пакет с изображением красных яблок.

— Не воняет, — говорю, чтобы что-то сказать.

Паша скорчился от этой мысли:

— Ему еще рановато вонять.

— Посмотри, как некрасиво смотрятся рыжие усы на синем лице.

— Если соберешься сдохнуть, — ответил Паша, — не отращивай себе рыжие усы.

— Так я уже не успею, сегодня ведь конец света. Они так сразу не вырастут.

— Значит, сегодня прогоняем всех людей с рыжими усами. Встречаем без них. А то они будут некрасивые после смерти.

Мы пошли к вышке, развивая эту тему и смеясь. Там, наверху, стоял тип, может быть, дежурный по отливу какашек в воду. Я крикнул ему:

— Там трупак валяется, посмотрите!

— Я знаю! Сейчас приедет милиция! У него кошелек в пакете, вы не трогали?!

Паша удивленно, оскорбившись даже, крикнул:

— Да ну на хрен! Он же в дерьмовой крови!

— Ладно, идите!

Мы и так шли.

— Взять деньги у него? У этого тела?

— Да, у такого синего с рыжими усами уродца. Какая безвкусица, — усмехнулся я.

— Ага, — тут Паша немного развеселился. — Вот если бы он был без усов. Или хотя бы у него были бы черные усы. Тогда бы взял кошелек.

По дороге мы встретили троих пацанчиков, класса из пятого нашей школы. Один спросил:

— Вы видели мертвяка?

— Да, — сказал я.

— А где он? Скажите, где он?

— Вон там, рядом с вышкой. Но он жуткий.

— Страшный?

Тут Паша неожиданно зло сказал:

— Не надо пялиться! Это вам не музей.

Пацанчик не ответил.

Они побежали в сторону трупа, а мы шли домой. Паша вдруг стал задумчивым:

— Вот для кого-то и настал конец света. Что, интересно, случилось с мужиком?

— Умер.

— Спасибо, а я-то не догадался. Я имею в виду: как?

— Наверное, его кто-то того, а потом в воду. Его течением вынесло, — говорю.

— А почему у него пакет с кошельком?

— Этому парню заплатить. Как его? Который через Стикс перевозит.

— Чего?

— Ничего. Может, у него там фотография жены или любимой собаки в кошельке. Он до самой смерти не выпускал пакет из рук. Вылез на берег и умер рядом с ним. Или же на берегу увидел пакет. О, пакет с кошельком, и умер довольным и не совсем нищим.

Паша усмехнулся, скорее, своим мыслям, чем благодаря моему остроумию. Мы шли домой, как часто ходили. И стало ясно, что конца света не будет. Я пытался вызвать в себе волнение снова, но оно не приходило.

К следующему рассказу

Читайте также:
Голос — мертв!
Голос — мертв!
Введение в Проклятие
Введение в Проклятие
Непокой, или Кучерявый траур Тикая Агапова
Непокой, или Кучерявый траур Тикая Агапова