Библиотека
Займет времени ≈ 3 мин.


Июнь 12, 2019 год
Немецкоязычная поэзия на воспаленный вкус
Немецкоязычная поэзия на воспаленный вкус

Знакомство с иностранной поэзией — это, пожалуй, всегда странно, всегда взгляд со стороны, причём какой-то неосвещённой и дикой. Как на минуту выглянуть из окна самолёта, пролетая по маршруту из родного языка обратно в родной язык. Тем не менее, люди смотрят в окно. Тем не менее, всегда интересно, что происходит в другом мире, другой литературе, другой среде.

Современная немецкоязычная поэзия — это целая стихия, успешно вырвавшаяся за стены университетов. Сборники с завидно хорошим дизайном, поэтри слэмы, собирающие крупные залы, давно остывший отшлифованный сплав с философией и современным искусством. Нельзя понять и тем более объять это всё, прочитав несколько текстов в переводах — но можно чуть-чуть окунуться. На интерес.

Перед вами шесть современных немецкоязычных текстов из Германии и Швейцарии, отобранных по моему воспалённому вкусу и переведённых на русский. Судите. 

 

* * *

 

На блошином рынке

Встретились ли они
Те двое, что давно мертвы?
На пожелтевшей открытке
Читаю об их тайном свидании

Sabina Naef, Schweiz 

 

Семь дней в баре «Куба»

Здесь всегда три утра
Неделя на движениях
Ищу конфронтации

Говорю с кем-то о ком-то.
Замечаю каждый диалог так,
Чтобы они слово за словом
забыли.

Одна затянувшаяся вечеринка — это точно не революция.

В Баре "Куба" всегда три утра.
Аутентичные декорации вокруг.
Ты — начало конца.

Ты смеёшься как портрет Че Гевары на этой стене.
Твоя победа несомненна. Не победа.
Здесь голова всё ещё сама поворачивается
Как всегда, в сторону лучших возможностей.

Наконец-то ночи не превращаются в дни,
Остаются ночами.
То, что я ищу, я встречаю повсюду
просто так на себе самом, отрезвляюще.

Где, собственное, моё место?
Знаком только с давным-давно пьяными тараканами,
которые где-то там, в трещинах, за шнапсом, ютятся
до тех пор, пока арендатор воскресным вечером искусно их
не прибьёт.

Jürg Halter, Schweiz

 

Описание человека

Одно описание человека предположительно также
Попытка самоубийства или Сан-Франциско
Без тротуаров без принадлежностей для путешествия совершенно
Части сменяемые во французском стиле
Стереотипы и эта кататоничка в её
Синхронной зиме чудесная несмотря на
Отрицание микроскопически маленьких
иллюзий

Kurt Aebli, Schweiz

 

Китайская барахолка

На дыбы встали иллюзорно вздувшиеся, прорезанные
Провода
Ваш цветок трагедии, гладкость в ухабах.
К поцелую плывут от плохого мастерства ваши
по-человечески тёплые шествия
К поцелую исчезают застывшие звёзды, бездны, глаза,
и там ниже
космос. О техника! Небрежно освоенная любовь;
Любовь, зависящая от денег, побочная радость,
О техника! Сильное чувство,
Оболочка любви. О техника!
Запрещённая любовь!
Расчёсывает тебя литыми отходами.
Вдеваю ножницы в пластик, рисую полусмерть и ещё изящные
Ресницы на ней,
Нарисуй её дружелюбной, если ты сможешь

Ann Cotton, Deutschland

 

Юбилей

по моей квартире
блуждают тени
пьют со вчера

за стенами
зовут их
может быть — молчат

ой, я эти бутылки
до дна осушил для моря
завтра еду туда

до тех пор пока умирают
мои отцы в белом
им это не понять

Max Czollek, Deutschland

 

За столом

Мы прислушиваемся к ним и
кидаем монеты в шахту,
потому что там ничего не происходит, нет ни единого звука

Насколько все мы чисты? Кто знает
кто говорит? То была совершенна иная жизнь,
чем та, которой мы и языки наши двигали в такт

Мы спасаем те годы из-под земли
Фотографии облегчают работу
Ведь мы уже существовали как-то,

только были бледнее, нас вытачивают краски
на щеках. Я не узнаю никого
Лица снова поворачиваются к луне

И серп проезжает на этот свет. Время
не знает, что дальше, входит в нас,
переворачиваются созвездия. Каждое
одиноко.

Nancy Hünger, Deutschland