Библиотека,
Займет времени ≈ 45 мин.


Апрель 24, 2018 год
Книга «Как открыть книжный магазин»
Книга «Как открыть книжный магазин»

Вернуться к оглавлению


 

Когда полки просто ломились от книг в два ряда, а стопки при входе с книгами по двадцать рублей рушились — мы решили сделать букшеринг. Мы вытащили несколько ящиков из-под фруктов во двор и наполнили их бесплатными книгами. Их быстро разобрали..

 

Глава 8.

Как продать то, что не продаётся, выйти в ноль и устроить букшеринг, фримаркет и Блумсдей

 

С самого начала я решил, что мой книжный магазин, хоть и набитый книгами мёртвых поэтов и писателей, будет излучать жизнь и энтузиазм. Тут никогда не будет смертельно тихо, как в богадельне или библиотеке, всегда будет радость и музыка. 

Наши покупатели заслушиваются самой разной музыкой от Ника Дрейка и Нирваны, до Ника Кейва и Слифорд Модз. От СВ Хутора до Антохи MC. 

Я принёс в книжный из дома всё, что не жалко. Например, мой проигрыватель пластинок. По нему мы крутили Джорджа Майкла, АББУ и Баха. 

В первый выходной мы устроили чтение Чехова. Я читал письмо Антона к брату Николаю. Найдите его и прочтите, только в полном варианте, без цензуры. 

Потом мы читали Фитцджеральда. Читали по главам по-немецки «Замок» Кафки. Равнодушная к немецкому, муза нашего книжного, Аксинья Домео называла это мероприятие «Дашло-с».

Во дворе у нас выступал питерский поэт-ихтиолог Егор Енотов. Потом мы выпустили книгу его стихов. 

Каждую неделю Аксинья устраивала поэтические чтения и литературные прогулки по Москве Цветаевой, Маяковского и Булгакова. Мы сделали маленькое экскурсионное бюро. 

Саша Якушева учила во дворе всех желающих Линди-хопу. 

С Женей Юдженич мы придумали Сэлф-маркет и два дня весь двор был наполнен молодёжью, желающей что-то продать или купить. 

Каждые две недели проходила тематическая распродажа книг. На день рождения Маяковского во дворе мы устроили Футуроконцерт. Каждый мог выйти и прочесть любимые стихи.

Блумсдей

Мы даже устроили Блумсдэй! Аксинья за три дня прочитала «Улисс» и мы совершили паломничество к памятнику Джойса, погуляли по Москве, как будто это Дублин, сходили в паб и уже во дворике «Ходасевича» пили вино и закусывали бараньими почками. Как в книге! 

Искусство организатора — тонкая вещь. У нас мало кто может что-то хорошо и чётко организовать. Либо это делается с надрывом на амбразуру и инфарктом в тридцать лет, либо спустя рукава, с дремотой и соплежеванием, так, что ничего не происходит.

У меня был знакомый любитель Джойса. Он мечтал устроить Блумсдей в Москве. Увы, только мечтал, то есть что-то конкретное он делать не собирался. Я познакомил его с Аксиньей. Но так всё было долго и тяжело, что стало ясно — человека надо сначала обучить организации. А на это совершенно не было времени. Когда я вклинился в разваливающийся Блумс дей, оказалось, что в тот день, когда мы хотели прийти к памятнику Джойса, а он стоит во дворе Библиотеки иностранной литературы, двор будет закрыт. 

Это был крах! Блумсдэй уже анонсировали и мы, и модные, на лето 2013 года, сайты. Надо было всё брать в свои руки, делать работу за других и при этом быстро, исправляя ошибки. Я начал писать по всем емейлам, которые увидел на сайте библиотеки. Был выходной, сонное лето. Мне не приходили даже отписки. Я нашёл емейл директора библиотеки и написал ей довольно наглое письмо, где объяснил, что есть такой писатель Джойс, есть такой праздник Блумсдей и мы тоже хотим его провести, поэтому нам надо открыть ворота, когда мы хотим. 

 Моментально мне пришёл ответ что они очень рады и разберутся. Подпись «Катя». Я увидел на телефоне несколько пропущенных звонков из-за границы. Мы начали перезваниваться с абонентом. 

— Это Катя Гениева! — услышал я в трубке. — Я в отпуске, не в России, но когда вам будет надо, я позвоню охраннику и он откроет. Звоните мне на этот номер. 

— Что, прямо Гениевой написали? — спросил потом удивлённо Огнёв.

— Да, — засмеялся я. — В предпринимательском задоре я даже не сопоставил факты, что Гениева сама специалист по Джойсу и рассказывать ей что такое Блумсдей, как минимум глупо, смешно и дурной тон. 

Так, с другого конца мира директор библиотеки звонила охраннику, чтоб он нас пустил к памятнику Джойса, главной точке в нашем Блумсдее.

Магазин был сделан и работал. Энергия шла на мероприятия. Мероприятия нужны были для привлечения читателей. 

Бурная деятельность на холостом ходу не давала мне покоя. Я делал блокноты из макулатуры, семенные бомбы, рисовал логотипы, издавал сборники поэ зии, даже один раз водил экскурсию на Покровке.

Фримаркеты и букшеринги

В один из дворов Покровки, на помойку ежедневно стаскивают несколько чёрных мешков недоеденной еды из кулинарии по соседству. Почти сразу подтягиваются бездомные, а потом крысы. 

Почему нельзя раздавать еду бездомным в час закрытия по-человечески? В Германии есть целое движение фудшеринг — раздача излишков еды из магазинов и ресторанов. 

Когда полки просто ломились от книг в два ряда, а стопки при входе с книгами по двадцать рублей рушились — мы решили сделать букшеринг. Мы вытащили несколько ящиков из-под фруктов во двор и наполнили их бесплатными книгами. Их быстро разобрали. Мы стали наполнять их почти каждый день. За ними приходили совершенно разные люди. Кто-то читал всё подряд, кто-то сдавал книги в макулатуру, кто-то продавал с земли у метро Лубянка.

В тёплое время года мы стали устраивать книжный фримаркет. Сюда можно принести любые ненужные книги и взять сколько угодно книг бесплатно. Сюда приходит одна дама с розовым чемоданом на колёсиках и наполняет его несколько раз за день. 

Кто-то привёз несколько коробок книг. Любители бесплатных книг набросились на коробки и стали их потрошить и выхватывать книги друг у друга. Тогда я понял, что нечаянно открыл в наших читателях какие-то дурные стороны. Мне стало тошно и стыдно.


Глава 8 → Глава 9