Интервью
Займет времени ≈ 8 мин.


Март 12, 2019 год
Иллюстрация: Вячеслав Moresebya




Интервью
с Meanna
Интервью с Meanna

Интересующиеся современной отечественной культурой люди обратили внимание на исполнительницу Meanna в далёком 2006 году. После выхода релиза ансамбля «Лирика ватных стен» под названием «Анатомия боли», своеобразного манифеста отечественной трип-хоп сцены (точнее, её второго явления, которое шло по линии русского рэпа нулевых, первое же произошло во времена позднесоветской ижевской электроники), вокруг него сформировалось сообщество исполнителей, частью которого была и Meanna. Вскоре она отправилась в сольное плавание, к характерному для трип-хопа депрессивному звучанию добавилась социально-политическая тематика. Ряд треков, подкреплённых в 2009 году альбомом «Не приходя в сознание» сделали из Meanna культового артиста, чьё яркое и самобытное творчество стало классикой жанра, определённым эталоном для своего времени. В течение следующих десяти лет Meanna частенько пропадала с радаров, но неизменно возвращалась и радовала людей новыми песнями. Последнее возвращение оказалось базовым – на подходе новый альбом. Всё это я и обсудил с Meanna подробно.

* * *

Иван Смех: С каких артистов ты начинала слушать рэп? С чем ты дебютировала, сохранились ли эти записи и насколько они отличались от твоего «привычного» стиля? Это было после того, как ты попала на хип-хоп.ру или до? Кто тебя тогда вдохновлял?

Meanna: Всё началось в старших классах школы, когда для проявления моего протеста Земфиры уже было недостаточно. Я начала слушать Эминема, писать примитивный рэп в тетрадки, которые, кстати, сохранились, я перевожу их с квартиры на квартиру и не выбрасываю, потому что они забавные. Участвовала в интернет-батлах, не имела никакого собственного стиля, только напор и дерзость, выделывалась на некоторых персонажей в местной тусовке, чьи моральные ценности не устраивали мои, за что однажды и огребла: меня побили в клубе. В ответ я сочинила едкий дисс, записала его в качестве на государственной радиостудии (за бутылку водки для звукорежиссёра), выложила песню на хип-хоп.ру и собиралась плясать на трупах врагов, но вместо этого мне в icq внезапно добавился Gillia. Пошёл взаимообмен, меня взяли в Лирику Ватных Стен (ЛВС). Так началось «влияние». Мне было 17.

Следующим злым гением, с которым случайно или неслучайно удалось длительное время пообщаться, был babangida. Лет пять, наверное, я тусила в разделе «Их стихия – стихи» форума хип-хоп.ру, выкладывала туда графоманские стишочки, выпускала поэтические сборники, люди присылали мне свои декламации, а я накладывала музыку. Однажды я написала нормальное, действительно нормальное, стоящее стихотворение, единственное в жизни, его прочёл babangida и добавился в друзья. Точно помню, что я упала со стула в тот момент, думаю, многие бы на моем месте упали. Что babangida повлиял на дальнейшие песни, слышно без специальной аппаратуры.

Некоторое время потом я общалась с группой «макулатура», но брать от них ничего не стала. С тех пор влияние рэперов закончилось, теперь меня вдохновляет только качественная музыка всевозможных жанров, которую я и слушаю.

А про записи, сохранились они или нет, вопрос хороший. Треки до 2012 года хранятся на винчестере, который покоится на дне реки. Хорошо ли они сохранились на этом носителе в данных условиях? Как они там? Я обречена писать новый материал, старого нет, лишь пара кривых восстановленных минусовок. Отступать некуда, позади ковёр. Только вперед.

 

И.С.: Судя по тому, что ты говоришь, тебе пришлось сильно изменить эстетику, чтобы влиться в ЛВС; каково это было? Расскажи, пожалуйста, понемногу об остальных участниках группы. Как получилось, что два участника группы были из Нижнего Новгорода – ты и Глюк? И почему ко второму релизу состав значительно изменился?

М.: Не было никакого второго релиза ЛВС, откуда взялся этот миф? Gillia собрал с участников новый материал, послушал и решил, что он никуда не годится и группа мертва.
Были ещё какие-то межличностные конфликты между ним и участниками группы, кого-то он больше не хотел видеть на релизе, а без них ЛВС был не ЛВС. Поэтому было решено проект закрыть. Gillia с Coddy начали записываться с Underwater, делать странные треки развлекательного характера. Мы с Глюком негодовали и выпустили свой маленький релиз.
Его и считают вторым альбомом ЛВС? Это ошибка.

С Глюком мы оказались вместе в НН по чистому совпадению, для него всегда есть место в жизни. Мне дали телефон, я позвонила, с тех пор общаемся.

Влилась в тусовку я просто: мы сели на поезд и поехали в Череповец на несколько дней. Там состоялось очное знакомство с Gillia, Enfleurage, La glace, Tash. Я не скажу, что мы все там были друзья друг другу и легко общались. Илья – сложный человек. И всё вертелось вокруг него, его симпатий, антипатий и предпочтений. Такая вот гелиоцентрическая система.

Мы вели долгие беседы в icq, они с Coddy приезжали в НН на несколько дней, с концертом. Это многое мне дало. Например, культ Portishead и Янки Дягилевой  –  оттуда.

 


 

И.С.: После того релиза с Глюком ваши пути разошлись? С тех пор ты, помимо нескольких фитов, стала делать исключительно сольно? К мини-релизу был клип, почему вы тогда собрались его снимать? Клипы среди андерграундных артистов тогда были достаточно редким явлением.

M.: Из ЛВС тусовки, помимо Глюка, с которым мы жили на одном районе, я общалась по интернету с Gillia (много, само собой разумеется), deepression (поэт из Стерлитамака), Да Край (Прибалтика), sheridan (Дальний Восток), Ларик Сурапов (Псков), Coddy (Череповец). Эти люди расскажут о себе своими песнями. Маша Шеридан как-то приезжала в НН, мы с ней арендовали лодку с вёслами и катались по Волге, сейчас это звучит странно, но тогда было в самый раз.

Наши пути с Глюком не разошлись, мы не ругались, это точно, видимся периодически на мероприятиях и поддерживаем общение. Остальные отвалились и ушли в жизнь, это нормально. Я писала фиты с людьми, которые мне были интересны, например, с Sad al kamio, такой печальный и талантливый парень из холодного Томска. Полгода мы с ним переписывались точно, мне очень нравились его работы тех лет. Сейчас он играет в группе Jack Wood. Вообще, испытываешь странное чувство, встречая своих старых друзей в неожиданных проектах. Например, я однажды обнаружила Ларика Сурапова на альбоме СПБЧ.

Мы сняли клип на одну из песен альбома по единственной причине – потому что могли. У нас были время, песня и оператор, готовый снимать, он нашёл объект съёмки где-то глубоко в области. Кстати, этот оператор – Никита Nomerz, широко известный теперь в России стрит-арт художник, организатор фестивалей. Я горжусь своими друзьями.

 

И.С.: Сурапов и sheridan входили в круг ЛВС?

M.: ЛВС – понятие размытое. Был кружок приближенных Gillia. Илья зачислял и отчислял с этого «факультета». Ларик Сурапов появился на следующем альбоме, сборнике, который продолжил линию ЛВС – «Реконструкция зимы». Где-то тогда же Илья подружился и с Машей. Далее концерн друзей Gillia обрёл новую вывеску – Pooled rec., но тогда я уже ушла своей дорогой.

 

И.С.: А за кем-то из деятелей хип-хоп.ру, помимо тусовки ЛВС, ты следила? Нравились ли тебе ещё какие-то артисты? Трио Марио, Сладкоежки, saintcat, 813, Zerno, Коба Чок, труппа трупов, micromatics/сomp_o?

M.: С группой Коба Чок мы быстро нашли общий язык из-за схожей гражданской позиции, планировали фит, но не знаю, по какой чёрт не записали, что-то не срослось. В 2012-м у Ромы Сита, одного из участников группы, вышел шедевральный, на мой взгляд, альбом «Деревья», который я слушаю каждую зиму и не планирую прекращать. Это единственный рэп-альбом в моих плейлистах. Рома имеет интересные мысли, умеет их выражать и делает это оригинально. Самое главное, я в эти его рассказы верю. Когда я включаю какого-нибудь Oxxxymiron (а я этого не делаю),  от вымученных текстов становится скучно и стрёмно уже на втором треке. «Деревья» я всегда слушаю от начала до конца, на одном дыхании, не могу поставить даже на паузу. Такими должны быть рэп альбомы, это эталон, если хотите. Такая вот хвала Роме Ситу вышла. Ещё я лично знакома с Zerno, общаемся по интернету. С остальными группами из списка не пересекалась.

 

И.С.: И финальный вопрос по этой теме. В моём понимании, путь Pooled rec. как объединения можно считать завершённым (если кто-то продолжает/продолжит заниматься творчеством, то уже самостоятельно). Можешь как-то оценить в целом их достижения?

М.: Осторожно, вы покидаете зону фактов объективной реальности и входите в пространство субъективного, где ваше мнение ничего не стоит, сохранитесь.

Итоги после 10 лет таковы: большинство треков Pooled rec. имело привязку ко времени и месту, они органично вписывались в тот контекст и навсегда остались в нём, в той атмосфере, слушать их сейчас можно только тем, кто  в теме. Некоторые песни, избирательно и поштучно, можно воспринимать и сейчас, но в целом музыка ушла далеко вперёд. Нетленки, прошедшие проверку временем и вырвавшиеся из него, на мой взгляд, это альбомы Gillia «Промышленная истина от Христа», как бы автор ни ненавидел этот релиз и «10000 дней», последний пронзительный, крайне точный в подборе слов и образов. Gillia ещё может ворваться в музыку и всех нас удивить, я этого не исключаю, но пока вулкан дремлет и приоритеты расставлены иначе. Остальные участники объединения переросли своё вязко-подростковое  состояние подавленности, успешно социализировались по более-менее стандартной схеме. «Сложные люди хотят лишь сна, только сна».

 

И.С.: Ну что же, тогда вернёмся к твоему творчеству. Начальный период мы обсудили, потом шёл условно политический период, уже описанный в других интервью, после него ты вернулась с треками, где интерес к политике не сильно прослеживается. А как будет на грядущем альбоме?

М.: Новый альбом готов, он сейчас отдан на сведение. В него войдут несколько уже опубликованных треков, которые я решила не выбрасывать за борт, а взять с собой в путешествие, потому что они много значат для меня. Новые песни рассказывают о злоключениях последних дней, они были созданы сравнительно быстро. Весь материал записан в типичном стиле, от которого я собираюсь сделать шаг в сторону, но об этом пока не будем. Летом 2018 года у меня произошла переоценка ценностей, теперь пишу чаще, появился некоторый энтузиазм и волюнтаризм. Как говорится, жизнь слишком коротка, чтобы тратить её впустую и слишком длинна, чтобы быть пессимистом. Экзистенциализм и разочарование – вот мой сложившийся текстовый жанр. Музыкальная подложка может меняться. Два момента: я не хочу больше делать как раньше и не хочу делать на … коленке. Посмотрим, куда эта дорога меня заведёт. Почему я это делаю? Потому что могу.

 


 

И.С.: Расскажи ещё о творческой кухне. Часто выступаешь? Как тебе вообще концерты? Кто тебе пишет музыку, занимается сведением, легко ли находить соратников для этих дел? Планируешь ли снимать видеоклипы?

М.: Концерты – это самое сложное для меня. Самый приятный этап – записывать демки, где ты ещё полностью свободен в выборе слов, а ограничен только правилами русского языка (хотя их тоже можно весело пошатать), получаешь удовольствие от процесса. Далее начинается каторжный труд, от чистовой записи и до концерта. Концерты всегда больше стресс, чем радость, я перфекционист, перед каждым выступлением много репетирую и нервничаю. В клубах везде одна и та же проблема: сложно вывести тихий голос, чтобы его слышала и я, и люди, в наших клубах предполагается, что исполнитель громко кричит в микрофон. Было решено перейти на ушной мониторинг и постепенно уходить от формулы концерт = стресс (что*я*тут*делаю).

Сведением раньше занималась сама и частенько получала фидбэк, что слов не разобрать, слишком громкий голос и т.п. Надоело, отдала сведение на сторону. Знакомые звукорежиссёры сводят теперь мне материал. Иногда нужно ослабить поводья и остаться в той области, где ты хорош, а в остальные не лезть.

Кто пишет мне музыку? Вот тут основная боль. Стабильно мне музыку никто не пишет. Есть три человека из разных городов, незнакомые друг с другом, музыканты и битмейкеры, они что-то присылают время от времени. Есть Radj, тот самый Radj, он может отравить релиз и сказать «выбери себе что-нибудь». В итоге материал получается разношёрстным, вместе треки не звучат.
Нужно собрать команду, но я интроверт, ума не приложу, где найти людей, готовых со мной творить в этом жанре. Есть и другой вариант, делать все самой, но тут мы возвращаемся к сказанному, про чужие сферы и дилетантство. Впрочем, возможно, до этого тоже дойдет. Я несколько месяцев занимаюсь вокалом, например.
Хочу делать серьёзную, крутую музыку. Приглашаю всех желающих в совместное путешествие!

Клипы. Есть некоторые предложения, но я не слишком представляю себя в клипе сейчас. Больно странные тексты сочиняю, чтобы их визуализировать. Посмотрим.

 

И.С.: И последнее. А свой творческий путь как ты оцениваешь? Насколько тебе удалось реализоваться? Сожалеешь ли о чём-то несделанном, или, наоборот, может, сейчас кажется, что лучше было бы чего-то не делать? Или ты всем довольна?

М.: Путь – это серьёзное заявление. Нет никакого пути, есть сложная-сложная жизнь и музыка, которая помогает. Кто-то слушает песни, кто-то их делает, не суть. Мои треки нравятся кому-то ещё? Я рада.

Да наверняка все, кто ведет мало-мальски насыщенную внутреннюю жизнь, сожалеют о сделанном, о каких-то принятых в прошлом решениях. У меня есть песня на эту тему, «каждые 7 лет». Я три года рефлексировала по поводу одного своего поступка, написала песню. Но в конечном итоге всё проходит, подлое время обесценивает всё. Державинское «а если что и остаётся чрез звуки лиры иль трубы, то вечности жерлом пожрётся и общей не уйдёт судьбы».

Сожалею о плохих песнях, которые не удалишь теперь из интернета. За старые треки стыдно. Лучший способ выгнать меня из комнаты – включить что-то из раннего. Я в ужасе выбегаю.
Можно было бы окончить музыкалку, мне бы это очень пригодилось сейчас. Больше всего жаль впустую потраченного времени.

Но! Я сделала все выводы и выпустила новую версию себя, Meanna 2.0. На новом альбоме есть такая фраза: «Игра не проиграна, мы ещё поборемся, нет – отличное слово, надо им чаще пользоваться». Иногда кажется, что судьба тебя схватила и волочет куда-то против воли, и выпутаться уже нельзя. Это не так. Ничто не поздно, пока человек жив, сопротивляйтесь!

* * *

Ближайший концерт, где будет выступать Meanna. Харьков.