Автор:
10.11.2014
Gravure Knight «Я за империю зла!»
Gravure Knight «Я за империю зла!»
Gravure Knight «Я за империю зла!»
Gravure Knight «Я за империю зла!»
Gravure Knight «Я за империю зла!»

Gravure Knight – молодой, но уже громко заявивший о себе цифровой художник. Начав с обложек для металл-групп, он дорос до создания векторных гравюр и с каждой новой работой продолжает совершенствоваться. Новый логотип Дистопии – детище его золотых рук, и, конечно же, мы не могли обойти вниманием такой талант. В беседе с нашим интервьюером Данилой Блюзом, Gravure Knight рассказал о своем становлении на творческом пути, отношении к религии и современному искусству, а также о том, чем никогда не должны заниматься молодые художники.

Скажи, как к тебе обращаться в процессе интервью? Если постоянно говорить Gravure Knight, я сломаю свой русский деревянный язык.

Так-то меня зовут Глеб.

Расскажи, Глеб, поподробнее о своем псевдониме. На Stickerbook я нашел такое описание твоего никнейма: «Сам автор своим творческим псевдонимом хочет заявить, что будет развивать гравюру в векторе и показывать на новые средневековые образы и сюжеты».

Да, собственно это и есть концепция моего творчества. Я не вытравливаю или не царапаю иглой на металле, как это делали в средние века, а делаю все на планшете в векторе. После мы заказываем металлические клише, что позволяет нам с помощью технологии высокой печати делать оттиски на бумаге.

А не хочется сделать гравюры по тем, старым технологиям?

Этот вопрос я слышу очень часто. Если честно, конечно хочется. Беда в том, что это кропотливый процесс и на это у меня просто нет времени. К тому же оттиски рисуются в инверсии – это тоже усложняет создание гравюры. Также для этого нужна мастерская, инструменты – это очень затратно. Ну и один из основных моментов – я уже шесть лет как тружусь графическим иллюстратором, и все мои проекты в векторе мною используются непосредственно в работе. Все эти проекты, они идут еще куда-то. Например, один и тот же рисунок я могу наносить на разные поверхности – футболки, бумага, дерево. Сейчас я ищу какой-то носитель… скажем так, достойный.

Ты сделал нашему сайту логотип. А вот если бы тебя попросили за бешеные деньги сделать им логотип какие-нибудь паблики вроде «МДК», «Орленок» или «Институт благородных девиц»? Ты бы согласился?

Ресурсы глубоко противные лично мне – я бы однозначно не касался, но вот на «МДК», «Орленок» и прочую чепуху мне как-то пофигу. Нарисовал бы, не вопрос. Если они, допустим, говорят: «Вот тебе деньги, мы от тебя требуем только твое видение, никакого технического задания нет» — я бы только рад был! А если еще и дэдлайна нет! Я бы им вообще шедевр сотворил! А если поступает заказ, где я в ТЗ вижу полную хрень, либо я вижу, что это я не исполню от души, то я отказываюсь. Потому что у меня уже была одна история в этом месяце, когда я не сошелся с заказчиком в видении и просто отказался от работы, мы разорвали контракт. Я им  сделал три эскиза, но я за них даже денег не прошу – просто подарил, можно сказать. Мне эта работа не принесла удовольствия, выставлять я ее не собираюсь, так что пусть останется у них.

Расскажи о ранних годах своей жизни. Всем ведь интересно, из какого навоза вырастают такие таланты. Где рос, где учился, как вообще пришел к успеху?

Родом я из Уфы — это в Башкирии. С детства мне нравился фильм советский, может видел, «Айвенго». С тех пор мне вот и нравится эта средневековая эстетика. У меня в детстве была куча книг по рыцарям, по геральдике, по средневековой живописи. Класса с восьмого я начал заниматься исторической реконструкцией – мне это безумно нравится до сих пор. Сейчас, когда дело касается рисования чего-то на древнеславянскую тематику, какие-то заказы мне приходят – у меня рука очень тяжело идет. Я сразу заказчику говорю, что может не получится, или же отказываюсь.

А чем тебя так влечет средневековье?

Средневековье мне нравится своими образами, скажем так. Тогда люди описывали какие-то явления, не обладая полнотой знаний о предмете. Я тут наткнулся на статью, где приводились описания средневековых натуралистов о животных. Так вот, барсук там описан словно какой-то демон. Там еще был рисунок, изображающий бегущего барсука, который на ходу откусывает себе причиндалы. То есть, тогда зоологи считали, что барсук думает, будто охотники гоняются за ним ради его гениталий, и он их отгрызает себе, чтобы охотники от него отстали! Они тогда открывали мир для себя и это рождало массу забавных заблуждений, суеверий, формировавших в итоге очень своеобразную культуру.

Да, сразу вспоминаются средневековые морские карты, где на неизученных местах картографы рисовали морских чудовищ.

Именно! Все эти рогатые киты, морские драконы, кракены – все ведь это родилось  от мракобесного страха перед неизведанным, и в то же время дало плоды даже для современной культуры! Обожал в детстве такие карты, сам их тоже рисовал, искусственно старил их – такой вот фигней страдал.

Так как ты рисовать-то начал? Может, в художественную школу какую-нибудь ходил?

В художку я ходил две недели всего, а потом ушел в клуб исторической реконструкции. Там я особо не рисовал, больше занимался кузнечным делом – шлема, мечи, доспехи. Дома до сих пор лежит перчатка латная – песочные часы (думаю, поклонники моего творчества поймут, что за версия перчатки). А потом родители решили запихнуть меня в архитектурный университет. Курса до третьего я так и не понимал, что я тут делаю, и рисовать я не хочу. А потом мне попался в руки планшет Wacom — и все, у меня начались проблемы с учебой. На протяжении всех последующих лет я был на грани отчисления потому что я все время рисовал. На тот момент я уже фрилансил и, честно признаюсь, что сессии я покупал. Курса до четвертого я рисовал обложки для разных металл-групп —  в основном pagan metal (языческий металл). Потом, курсе на пятом я подошел к вопросу рисования более серьезно, увлекся и книгами соответствующими: динамическая анатомия, строение человека, объем и перспектива и так далее. И вот, года три, я подхожу к процессу рисования более профессионально. Я, наверное, все-таки скажу, что я самоучка, потому что у нас в университете хоть и преподавали рисунок, но этого мне было мало, и большую часть знаний я освоил самостоятельно. Понимаешь, когда тебя толкают к чему-то, но ты сам не понимаешь, куда идти – это бесполезно. Когда ты сам знаешь куда идти, видишь цель, то тебя даже не надо подталкивать. Я видел цель, знал, чего хочу, поэтому я все-таки скажу, что я самоучка. При всем уважении к моим преподавателям.   Диплом, кстати, я так и не забрал, он так и лежит там в универе в Уфе. Только сдал диплом и сразу уехал оттуда.

То есть, пинать тебя не надо, жажда знаний в тебе заложена?

Без лишней скромности скажу, что да. Когда я получаю заказ, то  стараюсь подходить максимально серьезно к работе. У меня есть папка файлов с гравюрами, которыми я вдохновляюсь, анализирую это, перенимаю что-то. Крайняя моя работа «Берсерк», ее я создавал на основе Гольциуса – одного из моих любимых средневековых граверов – я анализировал штрих, ритмику и движение. В одной его работе есть такой интересный поворот тела и он задан через всю фигуру проходит одной линией  — я старался это повторить.

Ну вот ты сам подвел меня к этому вопросу: кем из мастеров ты вдохновляешься? Кто подпитывает тебя своими работами из глубины веков? А может быть не из глубины, может быть кто-то из современников?

Из средневековых – это всем известные Дюрер, Доре, который в 15 или во сколько там лет создал свою «Божественную комедию», что меня очень сильно расстраивает (смеется), Генрих Гольциус, про которого я упоминал, — у него очень интересный динамичный штрих. Из современных: Ганс Рудольф Гигер – жутко его обожаю, я реально скорбел, когда узнал, что он умер. У меня есть его автобиография, и я ею буквально зачитывался, для меня человек раскрылся с другой стороны – его виденье мира, его отношение ко всему меня очень поразило и перевернуло что-то во мне. Следующий – Эшер — художник, график и математик, который сказал сам про себя: «Я не принимаю наркотики, потому что мое воображение и так меня пугает». Алекс Грей – художник, знаменитый созданием обложек группы «Tool». Он так же, как и Гигер элэсдэшник, но на данный момент он холотроппер (прим. Авт.: холотропное дыхание — метод трансперсональной психотерапии, заключающийся в гипервентиляции лёгких за счет учащённого дыхания. В результате активируется подкорка, что вызывает вытесненные из сознания переживания). Была в Москве выставка его работ, на которую я, к сожалению, не попал. У него реально какое-то свое виденье мира, причем не как у современных художников, которые, знаешь, сделают херню какую-нибудь, а потом говорят: «Я так вижу, кто не понимает, тот дурак» — нет, у Алекса все более тонко и мастерски сделано, он пытается донести до зрителя свой взгляд, хочет, чтобы люди увидели мир его глазами. Великолепный художник с непроизносимыми фамилией и именем Здзислав  Бексиньский тоже меня вдохновляет. Он также, как и Гигер, по образованию архитектор, проработал всего год по профессии и ушел в художники.

Говоря об Алексе Грее, ты сначала упомянул современное искусство. Как ты относишься к нему? Ко всем этим акционистам, авангардистам и прочим повернутым ребятам?

Перефразирую немецкого пропагандиста одного: «Когда я слышу словосочетание «современное искусство», я снимаю с предохранителя свой браунинг». Вот того, кто мошонку прибивает к брусчатке, «Пусси раёт» — всех их в печь (смеется). Я буду радикальным в этом вопросе – всех в печь! Я ходил в Уфе на последнем курсе на выставку современного искусства. Даже не в музей, а в какое-то подвальное помещение, где директор полный дебил – я официально это заявляю и готов повторить где угодно. Так вот, там была выставка арт-группы «Синие носы», где были работы с  целующимися ментами, как у Бэнкси, целующимися футболистами «Спартака» и «ЦСКА»  и целующимися раввином и муллой. Это было в период паники с «Pussy riot», и вот этот директор этого так называемого «музея в подвале» рассказывал нам: «Ребята, вот это и есть настоящее искусство, наводить кипешь — это так круто, это и есть искусство!». Ей-богу, я тогда еле сдерживался, чтобы не навести кипешь в его галерее.  Мне так и хотелось сказать: «Я вот щас схожу на рынок, приведу пару чеченов, и тебе тут будет кипешь! Отпилят к чертям твою тупую голову!». Просто, на мой взгляд оценка искусства должна проходить вот здесь (указывает пальцем на висок), а провокация, которая ставит целью не переосмысление идеи или какой-то иной взгляд на нее, а призвана лишь вызвать агрессию – это не искусство. Такие «деятели» заслуживают того, что они получают…

А как ты относишься вот к тем православным ребятам, которые пришли на выставку «Осторожно, религия» и устроили там дебош: побили художников, поломали картины?

Я не христианин, скажу сразу. Но если человеку эти образы приносят мир в его душу – не нужно над ними глумится. Эти православные, конечно, тоже не правы — где же, спрашивается, их христианское смирение? Но они мне все же более понятны, понятна их реакция. Хотя я ни той ни другой стороны не придерживаюсь. Мое мнение таково, что не нужны религии, нужна идея. Если смотрел фильм «Догма», там тринадцатый апостол сказал, что Иисус пришел с идеями, а люди из них сделали догмат. Вот догматы – они все портят, ослепляют людей.

Ты часто используешь в своих работах христианские образы, тот же Тетраморф, и я уже было хотел спросить, христианин ли ты? Но ты ответил на этот вопрос раньше, а посему зайду с другой стороны: ты атеист? То есть, вообще ни во что сверхсущее не веришь?

Нет, я не атеист. Я был одно время, знаешь, таким ярым неоязычником, но потом отошел от этого. Мое мнение таково, что у каждого свой разговор с богом, каждый видит бога по-своему и во всех нас заложена одна и та же мораль, одни и те же правила поведения в обществе независимо от вероисповедания.

Нет, я сейчас не совсем про правила, я про что-то вроде сверхразума говорю, который вот над нами якобы. У кого-то это Иегова, у кого-то Аллах, у кого-то Кришна, а кто-то в инопланетян верит…

В этом смысле да, я верю во что-то над нами. У меня знаешь, как в жизни часто бывало: я вот о чем-то думаю, и это раз – и реализуется, или раз – и совпадает с чем-то. Например, только я задумался о том, чтобы печатать свои гравюры, и мне в этот же день совершенно случайно на глаза попадается страница Романа Суворова (прим.авт.: владелец мастерской высокой печати «Суворов & Ко», где печаталась серия работ Глеба) – как будто сама вселенная мне его подсунула! Знаешь такое выражение: «Вселенная говорит всегда: «да»» — вот у меня такое же ощущение, будто какой-то вселенский разум отзывается мне, он что-то вроде ноосферы, чувствующей, чего я хочу и всё время подталкивающей. У Алекса Грея, кстати, есть такой рисунок, автопортрет, где он сидит, рисует, а ему в темечко сверху входит луч, в котором портреты художников, которые его вдохновляют. Вот я во что-то такое верю. А этот дуализм – бог, дьявол — это мне кажется слишком уж примитивным и неинтересным…

Но все-таки христианство богато символами, и ты их в обилии используешь в своих гравюрах.

Это да! Чем мне нравится христианство – оно полно офигенных образов. Сейчас вот я, например, очень хочу нарисовать саранчу из апокалипсиса. Вообще Откровения полны крутых чудовищ – хоть фильм снимай! Так что для меня это все больше интересно, как для художника. Возвращаясь к Тетраморфу (прим. из Википедии: Тетраморф — в иудео-христианском вероучении и богословии — крылатое существо из видения пророка Иезекииля, единого с четырьмя лицами: человека, льва, быка и орла. В Откровении Иоанна Богослова тетраморф представлен в образе отдельных Четырёх апокалиптических существ, которые являются стражами четырёх углов Трона Господа и четырёх пределов рая) и образам, то у меня есть две работы с ним. Первую я делал для группы из Лос-Анджелеса «Til all is one» — там Тетраморф каноничнее, чем в библии. Во второй работе, которую я делал уже для себя, мне не хотелось четкой догматики, я пытался передать непосредственно видение, что вот этот человек увидел. Поэтому я просто взял, смешал все описания и от себя добавил то, что является в библии скорее метафорическим выражением: «Из уст его выходит меч острый, разящий народы».

Среди комментариев к твоему постеру «Мы русские — с нами Босх» я нашел твой комментарий, который пародирует фразу из «Братьев Карамазовых» Достоевского: «Если Босха нет, то все позволено». Эта шутка выдает в тебе еще и начитанного парня. Кто в литературе повлиял на тебя?

Достоевский – однозначно. Еще со школьной скамьи Достоевский мой любимый писатель. Вот крайняя его экранизация – сериал «Бесы» — мне очень пришлась по душе, всем рекомендую посмотреть. Сейчас читаю Юлиуса Эволу – это итальянский философ времен фашизма, один из идеологов интегрального традиционализма. Думаю, его книги будут интересны всем, кто интересуется происходящим сейчас в мире. У него есть книга «Фашизм: критика справа» — это исторический трактат, анализирующий события в Италии и события в Германии. Сейчас, сам понимаешь, у нас такое время: кругом пропаганда, и чтобы адекватно оценивать современную ситуацию, нужно хоть чуточку знать хотя бы недавнюю историю, как это все происходило в прошлом веке. Да и вообще, мне в целом нравится тот период, когда существовали нацистская, фашистская и советская идеологии. Три тоталитарных государства, где превалировали и противостояли друг другу древние и очень сильные символы: свастика, фашина и звезда. И кроме символов, все те же схватки пропагандистские, когда людей активно зомбировали. Чертовски интересный период.

Слушай, вот у тебя все работы посвящены средневековой тематике, а никогда не было желания создать что-нибудь на тему вот этого периода советско-фашистского противостояния? Тоже ведь богатейший на символы и образы пласт со своеобразной даже мистикой.

Нет, пока что-то меня не тянет создавать что-то на тему советской мистики. У меня сейчас в планах создать что-то на тему «Молота ведьм» (прим. Авт: средневековый трактат по демонологии и о методах выявления, преследования и уничтожения ведьм.) и на тему «Бестиария» (прим. Авт.: средневековый сборник зоологических статей с иллюстрациями, в которых подробно описывались различные животные в прозе и стихах). Я хоть и пересмотрел массу фильмов и перечитал массу книг обо всяких обществах Туле, меня этот мистицизм как-то не очень цепляет.

В ходе интервью у меня не мог не родиться вопрос (а раз он родился у меня, то родится и у читателя): каких ты сам придерживаешься политических взглядов? Просто увлечение в юности неоязычеством, потом чтение философов фашистской эпохи, плюс ты еще сидишь в футболке Burzum – расставь пожалуйста точки над «i» в этом скользком вопросе.

Ох, даже и не знаю каких я сам взглядов… Я описал бы их так, что надо прежде ценить себя, свою семью, свои корни. Не люблю разговоров о политике – грязное дело, у меня есть своя внутренняя идеология и я не собираюсь как-то ее соотносить с какими-то массовыми политическими течениями вроде «лево-право». Мне тут друзья подсказывают, что я симпатизирую Дарту Вейдеру (смеется), так что давай, знаешь напиши, что я сказал так: «Я за империю зла!».

Это заголовок отличный выйдет.

Точно! Я за печеньки, если честно.

Так и сделаем. К черту политику. Скажи, каким ты инструментарием пользуешься для создания своих работ – молодым художникам всегда интересно, чем творят мастера.

Я уже давно хочу сделать пост с ответами на такие вот частые вопросы, чем я пользуюсь – все руки не доходят. Начинаю я все всегда в карандаше: делаю эскиз без штрихов, просто контуры; потом сканирую, и на планшете, в Adobe Illustrator все обрисовываю в векторе. Планшет у меня «WACOM Cintiq 13HD». Обрисовка – это уже долгая, кропотливая невеселая работа.

Сколько времени уходит в среднем на одну работу?

Честно скажу – не знаю, я никогда не работаю над одним рисунком, у меня всегда несколько заказов. Единственный раз, когда я делал рисунок без остановки от и до – это афиша для Oxxxymiron-а, питерского рэпера. Он попросил очень срочно сделать, и я тогда понял, что если сейчас упущу шанс, то такого больше никогда не представится. В итоге всю афишу я сделал за 16 часов – это от карандашного эскиза до полного векторного воплощения. Я тогда жил у друзей в Питере и рисовал эту афишу всю ночь и утро. Они в шоке были: «Мы засыпаем – ты рисуешь, мы просыпаемся – ты рисуешь!». В целом для таких ускоренных темпов получилось хорошо. Там есть мелочи, косяки кое-какие, видные только мне, но я перфекционист, мне простительно придираться. Да, там еще шрифт лег не по лентам, но это потому что я уже почти спал, когда шрифт делал.

Напоследок все тем же несчастным молодым художникам дай какой-нибудь полезный совет, напутствуй их, бедолаг, которые равняются на тебя.

Мне нравится цитата Карлоса Кастанеды. Примерно так она звучит: «Все дороги в жизни делятся на два типа: на дороги с сердцем и дороги без сердца». Суть вот в чем: если вы живете с человеком, который вас не любит — не живите; если живете с человеком, которого не любите – не живите; если делаете то, что не любите –не делайте. Пользы это не принесет никому. Для молодых художников я бы перефразировал это так: если вы рисуете то, от чего не получаете кайфа или хотя бы какого-то роста в технике, стоит задуматься: а нужно ли мне это? Я вот рисовал цифровой живописью для металл-групп, и у меня не было никакого роста, и я удовольствия от этого тоже не получал. В итоге я ушел в графику, совсем в другую степь, неизвестную, но в которой мне было интересно и это дало свои плоды. И сейчас я отошел от многих коммерческих заказов, которые неинтересны мне, и занимаюсь тем, что мне нравится, а как результат — видишь, сижу, разговариваю с тобой, и у меня интервью будет на моднейшем сайте «Дистопия», которое, может быть, принесет удовольствие и пользу тем, кто его прочитает.  Все ведь взаимосвязано во вселенной, когда делаешь что-то доброе для души – оно и в людях отзовется тем же.

Читайте также:
Введение в Проклятие
Введение в Проклятие
Линч не теряет голову
Линч не теряет голову
Рассказ «Лес»
Рассказ «Лес»