02 октября
Короткий метр «Саша, вспомни»
Короткий метр «Саша, вспомни»
02 октября
Дайте танк (!) выпустили «Человеко-часы»
Дайте танк (!) выпустили «Человеко-часы»
26 сентября
«Никогда-нибудь» — Место, где кончилось насилие
«Никогда-нибудь» — Место, где кончилось насилие
26 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 20-26 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 20-26 сентября
25 сентября
Новый альбом Хаски — «Хошхоног»
Новый альбом Хаски — «Хошхоног»
22 сентября
Марк Чепмен извинился перед Йоко Оно за смерть Леннона
Марк Чепмен извинился перед Йоко Оно за смерть Леннона
21 сентября
Ураганы и радуги: американская группа Salem вернулась с новым видео
Ураганы и радуги: американская группа Salem вернулась с новым видео
19 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 13-19 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 13-19 сентября
19 сентября
Вы это заслужили. My Exercise
Вы это заслужили. My Exercise
18 сентября
Новый клип Shortparis – КоКоКо / Структуры не выходят на улицы
Новый клип Shortparis – КоКоКо / Структуры не выходят на улицы
17 сентября
В Голландии придумали экологичные гробы из грибов
В Голландии придумали экологичные гробы из грибов
16 сентября
Состоялась премьера мини-сериала «Третий день»
Состоялась премьера мини-сериала «Третий день»
15 сентября
Издание theBatya проведет презентацию с отечественными инди-играми
Издание theBatya проведет презентацию с отечественными инди-играми
15 сентября
В «Гараже» покажут фильмы с фестиваля «Кинотавр»
В «Гараже» покажут фильмы с фестиваля «Кинотавр»
15 сентября
Быков снимет новый фильм. Ещё один
Быков снимет новый фильм. Ещё один
06.02.2013
Джини Уайли
Джини Уайли
Джини Уайли
Джини Уайли
Джини Уайли

В 1970 году на прием к одному из сотрудников Департамента социальной помощи калифорнийского города Темпл Сити пришла странная пятидесятилетняя женщина. Её звали Ирен Уайли, она плохо видела, и, периодически сбиваясь во время беседы, создавала впечатление не самого адекватного человека. Однако основное внимание работника привлекла девочка примерно семи лет, которую Ирен привела с собой. Ребенок царапался, плевался и, словно подражая кролику, передвигался по комнате рывками, вытянув перед собой руки. Удивившись подобному поведению, он вежливо поинтересовался: «Что с ребенком?».

Мгновения спустя сотрудник уже набирал номер телефона Офиса шерифа округа Лос-Анджелес. Именно с этого дня имя маленькой Джини Уайли стало известно всем, а её история потрясла мир.

Джини (настоящее имя которой тщательно скрывается, дабы гарантировать ей некую анонимность) родилась в 1957 году в семье Ирен Оглесби, страдавшей катарактой обоих глаз, и её мужа Кларка Уайли, регулярно устраивавшего в доме концентрационный лагерь. Она была третьим из четырех детей молодой семьи. Первые двое умерли при странных обстоятельствах — девочку, раздражавшую Кларка постоянным плачем, он вынес в гараж, предварительно завернув в одеяло, и оставил в ящике стола. Спустя два с половиной месяца она скончалась от пневмонии. Вторым ребенком был мальчик, который трагически погиб сразу же после рождения из-за невнимательности родителей, захлебнувшись собственной слюной. Так в семье Уайли осталось лишь двое детей: Джини и её старший брат Джон.

В возрасте четырех лет Джона забрала к себе бабушка, сославшись на неспособность Кларка быть хорошим отцом. Что же касается самой Джини, то, когда ей исполнилось четырнадцать месяцев, регулярно приходящий на дом педиатр поставил девочке диагноз — «вероятная задержка умственного развития». После чего отец просто изолировал её в одной из комнат, где ребенок провел в одиночестве долгих двенадцать лет.

В комнате, где она жила, всегда стояла кромешная тьма. Единственное окно было тщательно закрыто фольгой, которая отражала солнечный свет снаружи и не позволяла его лучам проникать внутрь. Каждое утро начиналось для Джини с кормежки детским питанием, которое Кларк специально готовил на молоке, всячески противясь давать девочке твердую пищу. После завтрака на ребенка надевался подгузник и Джини привязывалась веревкой к стулу, после чего Кларк уходил по своим делам на весь день, оставляя ее в таком положении. Игрушек девочке никто не давал, поэтому единственными вещами, которыми она могла играть, были старый полиэтиленовый плащ и пустые катушки от ниток. На ночь Джини, одетая в смирительную рубашку, помещалась в металлический вольер, который отец смастерил для нее, копируя стандартные клетки для собак. Каждый раз, взаимодействуя с девочкой, Кларк Уайли лишь скупо лаял или рычал, подражая собакам. Дочери запрещалось говорить и за любую попытку издать звук, отдаленно напоминающий человеческий, он избивал ее палкой. Посторонних голосов Джини тоже не могла слышать – остро ненавидя любые проявление посторонних шумов, отец категорически запрещал иметь в доме радиоприемник или телевизор. А опасаясь гнева мужчины, Ирен говорила с мужем лишь шепотом, стараясь сохранять максимальную тишину.

Именно так росла маленькая Джини Уайли, будучи лишенной не только солнечного света, нормальной еды и игрушек, но и человеческого общения, находясь в изоляции темницы, собственноручно выстроенной ее отцом.

Все изменилось спустя двенадцать лет. К тому времени мать Кларка погибла в загадочном ДТП, после чего старший брат Джини Джон был вынужден вновь вернуться в родительский дом, где регулярно обвинялся в смерти бабушки и подвергался побоям со стороны отца. Зачастую Кларк просто привязывал сына к стулу и наносил ему удары в область паха.

Став чуть старше, в 1970 году Джон сбежал из дома. Именно это событие спровоцировало Ирен на решительные действия – 4 ноября она забрала тринадцатилетнюю Джини и, наконец, ушла от мужа.

Первым делом она обратилась в социальную службу. Ошарашенные историей жизни девочки, которую, постоянно путаясь в показаниях, рассказала ее мать, сотрудники социальной службы провели ряд тестов и определили ребенка в детскую больницу при Калифорнийском университете Лос-Анджелеса.

 

Что же касается ее матери и отца – позже им было предъявлено обвинение «в жестоком обращении с ребенком». Но на судебное заседание пришла лишь Ирен, которая позже потеряла права на опеку над ребенком. Кларк Уайли к тому времени был мертв — он застрелился накануне. Рядом с его телом нашли две записки. В одной лежали 400 долларов для Джини, в другой короткая фраза: «Мир никогда не поймет».

Когда Джини впервые привезли в больницу, она весила 27 кг при росте 1,30 метра. Ребенок с трудом мог ходить и разгибать до конца руки и ноги. Девочка не была приучена к туалету, неумеренно мастурбировала и не ощущала изменений окружающей среды. Когда она волновалась и приходила в состояние возбуждения, у нее сразу случалось непроизвольное мочеиспускание. Ввиду того, что ребенок провел всю жизнь в зафиксированном сидячем положении, на её ягодицах образовались большие мозоли. У Джини были проблемы с зубами, из-за того, что она всю жизнь питалась лишь жидкой пищей — она не умела жевать и все время плевалась, одежда девочки всегда была испачкана слюной. Также наблюдались проблемы со зрением, из-за нахождения ребенка в темном, как шахта, помещении.

Тесты психического состояния ребенка выявили, что по умственному развитию она находится на уровне годовалого ребенка. Именно этим можно объяснить реакцию социального работника, который при первой встрече решил, что Джини не больше семи лет, хотя на самом деле ей было уже тринадцать.

На протяжении многих лет специалисты Калифорнийского университета занимались изучением Джини и пытались сделать ее полноценным членом общества. В чем-то их попытки были успешны, в чем-то нет. Со временем девочка освоила простейшие связки слов, составляя фразы из трех слов. Она так и не научилась задавать вопросов, и почти всегда молчала. Вскоре после  прекращения финансирования  и закрытия исследований университета Джини попала под программу об опеке и успела пожить в нескольких приемных семьях. Позже ее определили в специальное заведение для совершеннолетних. Частный фонд, взявший на себя обязанности по содержанию Джини, старательно скрыл информацию о ее дальнейшей судьбы и местонахождении. Ирен Уайли несколько раз пыталась вернуть себе девочку  через суд, но каждый раз находились причины ей отказывать и иски отклонялись. В 2003 году Ирен скончалась, так и не добившись возможности хотя бы снова увидеть дочь.

Не так давно в СМИ просочилась информация о примерном местонахождении девочки. Один из частных детективов сообщал, что она проживает в специализированном заведении для взрослых вместе с еще шестью другими пациентами. Она по-прежнему почти не говорит, зато активно использует язык жестов, которому ее обучили во время исследований, проводимых в 70-х годах. В одной из найденных отчетных ведомостях ее расходов числятся следующие покупки: обруч, купальник, пляжное полотенце и музыкальный плеер walkman.

Можно долго размышлять на тему судьбы Джини Уайли. Как сложилась бы ее жизнь, не будь Кларк сумасшедшим тираном или не терпи Ирен этот кошмар в течение двенадцати лет. Как она бы выросла полноценным членом общества вместо застрявшего внутри взрослой женщины ребенка с поломанной судьбой и искалеченным сознанием. С другой стороны, мир каждый день приносит ей все новые открытия, которые каждый из нас давно перестал замечать в веренице серых будней. По отчетам врачей, когда Джини впервые после лечения вывели в город, ей невероятно нравились дома и магазины, встречающиеся на пути. Она все время хотела зайти в каждый из них и посмотреть, что там внутри. Множество комнат и быт людей завораживали ее и приводили в восторг. Джини Уайли действительно смотрела на эту жизнь совершенно иначе — с детской наивностью и жизнелюбием, в каждой вещи наблюдая новую любопытную деталь устройства этого мира. Джини Уайли стала наглядным примером того, что, не смотря на все перипетии и сложности на нашем жизненном пути, порой достаточно просто взглянуть на мир глазами ребенка. Того самого, что так старательно уничтожается в каждом по мере взросления. Ребенка, все еще верящего в добро и в то, что каждый день, прожитый не во тьме, по сути своей прекрасен.

Читайте также:
Streetwear, говори по-русски
Streetwear, говори по-русски
Поселяя насилие
Поселяя насилие
Код меланхолии 1979
Код меланхолии 1979