02 октября
Короткий метр «Саша, вспомни»
Короткий метр «Саша, вспомни»
02 октября
Дайте танк (!) выпустили «Человеко-часы»
Дайте танк (!) выпустили «Человеко-часы»
26 сентября
«Никогда-нибудь» — Место, где кончилось насилие
«Никогда-нибудь» — Место, где кончилось насилие
26 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 20-26 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 20-26 сентября
25 сентября
Новый альбом Хаски — «Хошхоног»
Новый альбом Хаски — «Хошхоног»
22 сентября
Марк Чепмен извинился перед Йоко Оно за смерть Леннона
Марк Чепмен извинился перед Йоко Оно за смерть Леннона
21 сентября
Ураганы и радуги: американская группа Salem вернулась с новым видео
Ураганы и радуги: американская группа Salem вернулась с новым видео
19 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 13-19 сентября
Лучшие мобильные фотографии за неделю. 13-19 сентября
19 сентября
Вы это заслужили. My Exercise
Вы это заслужили. My Exercise
18 сентября
Новый клип Shortparis – КоКоКо / Структуры не выходят на улицы
Новый клип Shortparis – КоКоКо / Структуры не выходят на улицы
17 сентября
В Голландии придумали экологичные гробы из грибов
В Голландии придумали экологичные гробы из грибов
16 сентября
Состоялась премьера мини-сериала «Третий день»
Состоялась премьера мини-сериала «Третий день»
15 сентября
Издание theBatya проведет презентацию с отечественными инди-играми
Издание theBatya проведет презентацию с отечественными инди-играми
15 сентября
В «Гараже» покажут фильмы с фестиваля «Кинотавр»
В «Гараже» покажут фильмы с фестиваля «Кинотавр»
15 сентября
Быков снимет новый фильм. Ещё один
Быков снимет новый фильм. Ещё один
Иллюстрация: Сергей Триптих
24.09.2014
Пей
Пей
Пей

Как утверждают с экранов смартфонов и планшетов толстые журналисты и подтянутые фитнес-тренеры — здоровый образ жизни стал мейнстримом. Не считать, сколько калорий сжигаешь за пробежкой, не уделять внимания актуальным диетам, и особенно, употреблять алкоголь и жирную пищу – варварство и низкопробная попытка привлечь угасающее внимание общественности.

Пить пагубно, об этом знает и бабушка, и внучка. Школьники на переменках обсуждают новое обновление Лиги Легенд, кто кого нагнул на турнире International или, на худой конец, что лучше –X-box или Playstation. И если кто-то в вашем дворе еще пьет Ягуар, разноцветное пиво с красителями или фунфырик водки –  очевидно, это австралопитеки, а не люди.

Кто мы, в самом деле, такие, чтобы осуждать стремление людей к чистому сознанию и древнегреческим стандартам фигуры. Ведь даже те же греки вино в чистом виде не пили (вульгарно!), а разбавляли надвое водой. А свои дионисийские разнузданные развлечения надежно запирали каждый год под замком двух-трех специальных дней календаря. Приличные люди, культурные, корректные. А вот излишества – удел империй. Благородные римляне и советские инженеры одинаково страдали от тисков цербера общественного контроля и дубинок репрессивного аппарата. И потому они находили одно и то же решение – предаваться пьянству и вполголоса обсуждать свои маленькие проблемы. А если уж и спивались – так только от собственной низости и никчемности.

Фото: Сергей Триптих

Но оставим в стороне улыбчивый сарказм и пойдем дальше на болото, пропитанное спиртовым туманом. Если не кривить душой, остается заключить, что в известных нам цивилизациях люди пили всегда. Алкоголь в своих многообразных обличиях улыбается нам сквозь века. Брага, сидр, пиво, вино, настойки, крепленые напитки, а затем и дистилляты этилового спирта – артефакты не менее важные, чем страницы древних книг и окаменелые останки ушедших тысячелетий. Неслучайно одна из эпох в археологии называется Эрой Чаш. Может быть, в этих чашах булькала веселящая жидкость? Или, например, как быть с тем, что на древних картах Таро одна из мастей так и называется – Чаши? Намного ближе к душам людским, чем противные Черви.

Давайте примем как аксиому, что пьянство рука об руку идет с человеком. Это часть мифов, мистических ритуалов, религий (кровь Христова неожиданно оказывается вином), обыденных привычек. Компании скреплены литрами водки и мадеры, выпитыми на корпоративах. Полковники пьют свой командирский коньяк, чтобы не свихнуться от уставной жизни. Как можно сидеть в бане без баклажки пива?

Фото: Сергей Триптих

И при этом всем мы лицемерно говорим алкоголю нет. Но прежде чем сторонники ЗОЖ вынут из карманов свои аргументы, мы должны признать, что объективный медицинский вред возлияний не нуждается в подтверждениях. Каждый день по утрам убедительные аргументы стреляют у прохожих «двадцатку на подлечиться». Столы следователей заполнены отчетами о бытовом насилии и преступлениях на почве пьянства. Рядом с алкомаркетами и аптеками часто можно увидеть призраков былой славы советского протестного движения, диссидентов в собственных стаканах и прочих сочувствующих. Слишком много раз кто-то спрашивал у этих бойцов, уважают ли они своих соратников. Слишком много раз они погружались в воспоминания о местоположении древнеримской истины, которая, как известно, в вине. Но не стоит пенять на спившихся и проигравших в эволюционной борьбе. Они достойны сочувствия, потому что не знали меру, не были способны остановиться, а может быть – просто не знали, ради чего. Эти люди вычеркнули сами себя из общества, а потому их стоит сторониться, но не следует взваливать на них груз всех человеческих грехов. И тем более, не нужно винить в их печальной судьбе один только алкоголь. Тем более что вина нам еще пригодится.

Фото: Сергей Триптих

Алкоголь настолько плотно вписан в ДНК нашей культуры, что выкинуть его по воле ряженых моралистов и молодой поросли предпринимателей с лицами старообрядцев не получится.

«Не пьешь, значит, не мужик». «Фронтовые 100 грамм». «Помянуть водочкой». «Ну, на здоровье». «Первый тост за молодых» – эти и многие другие фразы доносятся до наших ушей со всех сторон любого российского города. И обогащаются своими локальными присказками, мемами и особенностями. Не пить – значит отказываться от всего наследия великой русской культуры: от медовухи древних славян до Дмитрия Менделеева. Но подождите обвинять в огульном русофобстве и стремлении всех нас записать в алкоголики. Во-первых, пить без меры нельзя. Мера – орудие разума, подарок Бога, способность разграничить достаточное и необходимое, возможность улучшить себя самоограничением. Знать свою меру – равнозначно умению пить. Способность остановиться отличает сознательного человека от пещерного. Во-вторых, вспомните, как куются людские судьбы на кухнях наших квартир. После бутылки водки и пачки пельменей начинает прорезаться правда, сбрасываются замки табу, а разум даже самого необразованного и грубого человека, заблудившийся в полном белочек и зеленых змеев лесу, может понять что-то сложное, прикоснуться языком к божественному, посмотреть обожженными рецепторами своих глаз души на правду, попытаться выразить её своими косыми словами и утонуть в величии метафизики. Так что не торопитесь залезать обратно в цветные джинсы, рубашки поло и джемпера, пока не посидели в келье собственной кухни с парой верных товарищей.

Фото: Сергей Триптих

Но важнее всего не алкогольный угар и не временная передышка от самого себя. Не побег от скуки собственного быта в громко гудящие застенки баров. Не минутное веселье и тонны потраченных денег. Важнее то, что происходит после. Знание своей меры не приходит априорно. Его нужно вывести в опыте. Умение остановиться возникает только после того, как сорвало все тормоза. Наш ум знает, что на столах лучше не плясать, но в мышечной памяти это еще не отложилось. Мы знаем, что алкоголь – яд, но, чтобы прочувствовать это, нужно отравить себя до полной кондиции. Если вы никогда не отрубались на ворсистом ковре, то вам не понять прелестей собственной теплой кровати. Если вы не пытались соблазнить пьяную студентку на вечеринке или если вы не засыпали под партнером в самый разгар веселья, то вы мало что понимаете в степенной и томной игре страсти.

Но главное – завтра вам должно быть стыдно. Иначе, зачем пить? Стыд – катализатор человечности. Человеком можно стать только по собственной воле, поднимаясь из могилы похмелья. Только перебирая с содроганием все свои поступки вчерашнего дня. Ответственности можно научиться, расхлебывая последствия своих пьяных приключений. Но выпив отраву, можно получить иммунитет. И в этом главная прелесть алкоголя – в его горьком послевкусии, в отрезвляющей способности делать нас теми, кем мы должны рано или поздно стать.

Читайте также:
Покойный голос. Интервью с Шопенгауэром
Покойный голос. Интервью с Шопенгауэром
Эмиграция в одиночество
Эмиграция в одиночество
Обсуждая «Шутку»
Обсуждая «Шутку»