Библиотека
Займет времени ≈ 3 мин.


Июль 29, 2016 год
Тощие коты и забегаловки Черногории
Тощие коты и забегаловки Черногории

Трансфер до аэропорта Тивата был назначен нам на час. Оставался последний день в Черногории, и с мыслями о Москве я отправился за контрабандным Дюрексом в аптеку на главной улице. Несмотря на ранний час, жара уже во всю плавила машины и меланомы на телах прохожих.

Куда ни глянь, все несут на лицах недовольные гримасы. Кажется, здесь не умеют ни ездить, ни ходить – машины едут без разбора, люди точно так же хаотично циркулируют по улицам без тени какого-либо порядка. Сухие смуглые женщины в возрасте ходят, выпятив свои острые локти по разные стороны и ловят ими ничего не подозревающих жертв, чтобы пронзающим взглядом поставить на место приезжих самозванцев. Шутка ли, таксисты не знают названий улиц и ориентируются по кафешкам, магазинам и одному ТЦ.

Эта встреча с Европой состоялась спустя больше двух лет безвылазного томления в Москве. И хоть на этот раз она приняла нас в пустом поле с будкой паспортного контроля – аэропорте Тивата, на выезде из которого виднелись следы пуль на дорожных указателях, сначала я списал это на ревность Черногории к бывшей, — спесивой Англии, ведь все понимали, что если бы та пустила на порог, едва ли бы мы оказались в этом месте. Тогда Черногория еще пыталась держать маску Montenegro, говоря что-то о ремонте в прихожей, и пытаясь компенсировать все неудобства разрешением курить гостям везде, где им заблагорассудится, а душу грела стадия отрицания, предстоящая, свободная от работы, неделя с любимой женщиной и заготовленный на неделю таймер публикаций на "Дистопии".

***

Всюду животные служат домочадцами или смиренной пищей, но видели бы вы котов в Будве — сплошь святые мученики. Все они молоды (Долго не живут?), каждый – тощий и безумный, будто с рождения гоняющий в голове мысль, что лучше бы младенцем в ведро с водой, чем прозябать в нескончаемом городском паломничестве.

На днях, возвращаясь с прогулки мимо пляжа и прилавков с китайскими футболками и Битсами, встретили с женой крохотного котенка в ногах загорелых посетителей одной из забегаловок, ровно на том же месте, где видели его утром того же дня, и если на рассвете он совершенно точно был жив, то вечером таковым не выглядел. Убеждаться в обратном желания не было, так как пекло и безразличие прохожих не играло в пользу счастливого исхода, но на момент представилось, будто внутри клубка кошачьей шерсти спекшиеся внутренности, а сама Будва – любимая духовка Всевышнего, который с ее помощью отводит душу на кошачьих.

***

На днях со мной в подъезд зашла очень вежливая женщина, пропустила в лифт, учтиво попросила выбрать ее этаж, улыбалась, не перегибала палку в зрительном контакте. Зашел в аппартаменты. Через полчаса стук в дверь. Открываю – на пороге стоит та же женщина и сходу всучивает мне папку с заламинированной фотографией, судя по всему, больного ребенка и какими-то справкаим. Каждое «Нет» лишь подогревало ее и заставляло все агрессивей тыкать пальцем на картинку на больного ребенка и повторять «Сколька есть… Что-то! Сколька есть». После продолжительных вежливых отнекиваний, наконец твердо дал знать, что она от меня ничего не добьется, на что та развернулась и ушла, сыпля проклятиями.

Единственным по-настоящему приветливым и жизнерадостным человеком в городе оказался официант из «Garden Caffe», с которым у нас сложились теплые отношения. Каждый день он радушно приветствовал нас и обслуживал, мы же в свою очередь не жалели чаевых. Вчера сообщили ему, что завтра улетаем, как тут же, практически сразу, в кафе сломалась кухня. Он присел к нам и принес свои извинения за неудобства и предложил кофе, после чего с сожалением попрощался с нами «до завтра». Пошли домой, но по дороге решили зайти в пиццерию, чтобы заказать себе что-то на ужин. Сели, сходу спросили:

— Можно меню?

На лице официантки возмущение и непонимание. Даша продублировала просьбу на английском – никакой реакции. Официантка растерянно и нервно улыбнулась.

— Вы понимаете по-русски?

Неуверенно покачивая в такт головой изображая рукой жест «немного»:

— Razumem *Понимаю*

Неловкое недопонимание явно затянулось, она подозвала на помощь другую официантку и все повторилось еще раз. Ушли ни с чем, под насмешливымы взглядами местных. Если окажетесь там, то знайте, что «меню» на сербском — «мени».

***

Путь в аптеку пролегал мимо того же «Garden Caffe», куда я и заглянул заказать кофе. Но сегодня, впервые за неделю, в кафе не оказалось нашего официанта. На выходе обратил внимание на стенд с некрологами (тут такие на каждом углу), где развивалась свежая листовка с фотографией нашего плюшевого официанта и его жизненным девизом «Ja mrzim ruse i tetovaže» *Ненавижу русских и татуировки*.

Голова начала гудеть сильней обычного, кофе был лишним. 

***

Мобильный интернет в очередной раз упал, превратив Айфон в плеер, гоняющий по кругу «Нейт Диаза». В голове, меж сведенных бровей, считывалось лишь «е# твою мать, что это вообще за место».

Стоило этим мыслям прозвучать, как передо мной, в табачном дыму, появился смуглый человек, невероятно походящий на Иисуса. Все происходящее вокруг застыло на месте. Одной рукой он держал у груди тощего кота, пропитывая его шерсть кровью, сочащейся из язв на его кистях, а другой аккуратно держал тлеющую сигарету так, чтобы случайно не затушить ее. Кровь из язв на руках и ногах орошала раскаленную брусчатку и, заполняя каждую из ее трещин, сворачивалась.

Приподняв свои китайские Рэйбэны, я выронил:

– Иисус?

Он одобрительно покачал головой.

Передо мною разгадка всех вопросов, будь то сущих или извечных. Осталось дело за малым.

– Ты понимаешь по-русски?

Неуверенно покачивая в такт головой и кистью, изображая сожалеющую гримасу отрицания и одобрения одновременно, он неуверенно произнес:

Razumem…

В голове пронеслось лишь «ох, не в этот раз», и я продолжил свой путь в аптеку.