Колонка
Займет времени ≈ 3 мин.


Август 14, 2016 год
Иллюстрация: Mju Cvb
Слоукор:
победа искренности
Слоукор: победа искренности

Если выражаться энциклопедично, слоукор — это стиль, применяемый в альтернативном роке и инди-роке. Характерны: замедленный темп, минимализм в аранжировках и депрессивные тексты. Сформировался в середине 1990-ых в качестве оппозиции гранжу.

На самом деле творческий метод замедленной музыки существовал и раньше. На ум приходят эксперименты Velvet Undeground или, например, The Blue Nile, но наибольшей чёткости стиля, а значит самоограничения (самоограничение ведёт к творческой выразительности) достиг альбом Frigid Stars группы Codeine. Это по-настоящему медленная, вязкая музыка с заторможенными ударными, сиротливой гитарой и тягучим вокалом. Звук, передающий состояние вмазанного полусознания. Это был вызов приторному року конца 80-х.

Когда радио крутило что-то типа Warrant, Poison и Skid Row, Codeine действовал искренне и беспощадно.

Благодаря экспериментальному подходу, Codeine сейчас принято называть пионерами слоукора, хотя до них были и Galaxy 500 и American Music Club, а с ними современники – Idaho, Red House Painers и Spain. Просто их стиль не был настолько радикальным, чтобы создать прецедент.

Сам термин появился только через пару лет благодаря группе Low, а если точнее, благодаря шутке продавца в музыкальном магазине, который по-дружески (а он был другом Алана Спархока) подколол: «С такой медленной музыкой ваш стиль должен называться slowcore».

И Алан Спархок не воспринимает слоукор серьезнее, чем шутку. В этом есть логика: правильнее было бы назвать подобную музыку slow-rock, потому что аффикс -core применим только к разновидностям направления hardcore. Тем не менее, слово утвердилось и вошло в обиход.

Собравшись в 1993 году, импровизируя и набирая материал, музыканты Low шутили между собой – как будет смешно и неуместно выйти на сцену и затеять вялые, нерасторопные песни напротив буйной толпы, ожидающей гранж. Так уже вторая по счёту шутка воплотилась в реальность и определила правила игры.

Сформировалась первая волна слоукора, в которой хочется перечислить: Galaxy 500, Codeine, Red House Painters, Bedhead, Low и Idaho. Все группы из США. Символично, что на сайте rateyourmusic.com самый старый альбом, которому юзеры поставили тэг slowcore, принадлежит коллективу под названием American Music Club.

Так в разных частях мира стали появляться медленные группы:

В западной Австралии — в городе Перт, известном своей сильной музыкальной сценой, у группы Bluetile Lounge под протекцией Алана Спархока выходит Lowercase, 46-ти минутный слоукор альбом. Еле весомый, но стремительный. Убаюкивающий, но пугающий. Песни почти незаметно перетекают одна в другую, создавая ощущение целостного повествования.

Как и в случае с Codeine, это был ответ популярной музыке. Призыв к спокойствию. Победа искренности над понтами.

Несмотря на поддержку Low и Sonic Youth (второй альбом группы издавался на Smells Like Records, принадлежащему Стиву Шелли), группа осталась почти неизвестной и никогда не выступала за пределами Австралии.

Следующий шаг случился в шотландском городке Фолкерк. В 1998 году Arab Strap выпускают свой второй альбом Philophobia. Предыдущий альбом группы был тепло встречен публикой, но в рамках слоукора не достиг жанровой выразительности. Philophobia – это 13 историй любовных отношений. От детских ухаживаний до венерических болезней. Айдан Моффат, вдохновившись Биллом Каллаханом (Smog), смешивает пение и декламацию. Практически все песни ограничиваются акустической гитарой, играющей под драм-машину, что крайне редко для жанра. В этом альбоме сделан большой шаг в сторону минимализма.

Предел минимализма был достигнут в Германии. Кристоф Флориан Резе и Ларс Пэтц записали Ghostless, первый и единственный альбом своей группы Escape The Day. Альбом настолько мрачный и в то же время естественный, что его тяжело слушать. Инструменты практически полностью освобождены от аранжировки и кажутся осязаемыми. Некоторым трекам хватает двух-трёх инструментов. Альбом звучит просто и душераздирающе одновременно.

В 2005 году Кристоф Флориан Резе покончил жизнь самоубийством. Группа перестала существовать.

Escape The Day обозначили ещё одну тенденцию. Появляется всё больше проектов, в которых музыка сделана двумя или одним человеком. Это связано с относительной простотой техники игры и доступностью звукозаписи.

К концу нулевых те немногие группы, продолжающие играть слоукор, либо прекратили существование, либо превратились в сольные проекты их создателей (как, например, Idaho Джеффа Мартина). Новички только повторяют ходы предшественников. Ничего революционного.

В 2010-ых неожиданно всё меняется. На волне вспыхнувшего интереса к шугейзу и стоунер-року выходят техасцы True Widow, которым удалось совместить приёмы этих жанров в рамках слоукора. Жирный и лязгающий бас, вязкие гитары, чередующиеся мужской и женский вокал, монотонные партии ударных и характерная замедленность темпа. Всё в сильно пониженном строе. Музыка, нагоняющая на слушателя «эффект медузы», в которую превращаешься по ходу пластинки. Этим выражением основатель группы Дэн Филлипс метко описал звучание True Widow в одном из интервью.

Параллельно «вдовам» в начале 2010-ых утвердилась группа Shores. Сейчас о них говорят, как чуть ли не о единственной свежей слоукор группе. Обладая несвойственной подобной музыке продуктивностью и любовью к старому пост-хардкору а-ля Seam и Polvo, у них получается захватывающий и честный материал.

За всё время существования слоукора субкультуры, связанной с жанром, как в хип-хопе, техно или панке, не появилось. Наверное, потому что в таком жанре любая имитация и фальшь сразу бросается в глаза и портит всю картину.

С другой стороны, отсутствие амбиций у музыкантов и желание играть «для себя» приводит к тому, что слоукор остаётся крайне непопулярным жанром. Просто честная медленная музыка, звучащая ради музыки.

Тем интереснее находить новых исполнителей. И осознавать, что между тобой – (слушателем) и ними – (музыкантами) не существует громадной дистанции из пафоса и лишних жестов.