Эссе
Займет времени ≈ 4 мин.


Август 24, 2016 год
Иллюстрация: Никита Моргунов
Поколение Сатори
Поколение Сатори

После смерти наше поколение отправится в GTA Vice City.

Пока окружающие спешно овладевают мастерством ловить бумеранги, мы пытаемся взять под контроль свою жизнь. Нас, их и всех, кто родился в 1980—2000 годах, ловко подогнали под широкую инфантильную гребенку, а в Азии даже прозвали поколением Сампо и Сатори. Наверняка есть чёртова дюжина причин не браться за пульт управления. В конце концов, мы — те, кто на ходу сбивал проституток в GTA Vice City и там же прыгал с трамплинов на танке — не уверены, что нам стоит доверять руль. Хотя на трагедию и безудержное веселье нас еще хватит.

Исполнилось восемнадцать, двадцать, стукнуло двадцать пять, да хоть близится тридцать — какая разница? Разницы действительно нет — дело даже не в накрашенных девочках-подростках, которые выглядят как модели в их модельно-предпенсионном возрасте, и не в бойких парнях, которые на самом деле уже лет десять как окончили университет, но еще органично смотрятся в снепбэках и футболках с диснеевскими персонажами. Итог одинаков: ищешь связку аргументов в пользу того, что здоров и в меру социален или хотя бы оправданно инфантилен и интровертен.

Фото: Никита Моргунов

Термин «сампо» появился в Корее (не в той ее части, где скармливают чиновников голодным собакам) как определение юным, которые ни за чем не гонятся, но тем самым умудряются пошатнуть и институт брака, и азиатское трудолюбие. Будто осознали, куда ни кинь — перспективный порожняк. В Японии вовсе опять о созерцательности и покое — заговорили о поколении Сатори. Исток такой номинации «Сатори» — медитативная практика, которая позволяет постичь истинное человеческое предназначение без субъективизма, через бытовое к состоянию абсолютного покоя и принятия. Капиталистическое восхваление того, кто купил себе тачку представительского класса, слетал отдохнуть подальше-пожарче и отхватил должность повыше, чуждо этому поколению, если не сказать — отвергается им. Такое отношение, считают психологии, естественная реакция на нестабильность во всём — от политической и экономической ситуаций до личного взаимодействия. Вообще «просветленное поколение» минимизирует связи с материальным, но и уходит во временное, удобное и воображаемое — мир, срезанный в Google Maps, поездки на такси, переписки. Сменить локацию, переехать в столицу, в Европу прорубить окно — еще не залог успеха, локация уже не сумеет перекроить человека по новым лекалам. Вообще можно говорить о глобальной осторожности в выборе. В США (а в нашем случае, как в «Нации Прозака», немножко в Соединенных Штатах Депрессии) то же явление называют поколением бумеранга. Речь идет не о тех бумерангах, которые из разряда «всё возвращается — и дела, и эмоции», а о нежелании покидать родимые пенаты и о камбэках детей в родительские дома.

Когда перебираешь эти хрусткие ярлыки, хочется взять круизер, вытряхнуть из рюкзака фантики от «киндер сюрпризов» и уехать в закат под какой-нибудь трек — будь то 4 Позиции Бруно, случайный witch house, нетленный Аквариум или ист-эндовский грайм, не суть. Делать-то что будем? Гордиться, составлять списки или лихорадочно бросаться к традиции — вроде как у Ильфа и Петрова: спасение утопающих — дело рук самих утопающих? Объясните геймплей, может, мы действительно используем не ту комбинацию клавиш?

Да дело в том, что нет джойстика, да и мышки нет, и даже тачпада, вообще ничего нет. Пока политики истерично выстраивают границы, мы понимаем, что стены и запреты сегодня — условны и уже не так угрожающи, а беспроводное проведет нас куда угодно и доведет до добра, белого каления и всего, что пожелаем. Реальность неуправляема — это прекрасно и когда осознаешь всю безысходность, и когда вдруг желаешь вновь получить какую-нибудь непростую миссию.

Фото: Никита Моргунов

Кто-нибудь, подкиньте, пожалуйста, заговор и оберег от эзотериков, мы еще в трезвом уме и твердой памяти. Пока Вадим Зеланд в книге «Клип-трансерфинг. Принципы управления реальностью» пишет: «Ваша несвобода состоит в том, что вы приняли участие в навязанной вам битве», а потом учит манипулировать вариативностью ситуаций, мы сознательно сдаем мифическое оружие обратно, ибо понимаем: реальность неуправляема. И втискиваться в эту реальность с помощью BMW — то же самое, что управлять ею с помощью велосипеда, только с двухколесным вреда меньше для экологической обстановки. Мы берем вершины, отказываемся от алкоголя и героически становимся менеджерами старшего звена, а толку? Это приносит удовлетворение только на момент, когда мозг выбрасывает сообщение «Миссия выполнена». Можно, конечно, подождать, пока трупы всех тех, кто выполнил больше миссий, проплывут по реке, у которой ты занял тепленькое местечко, но что-то подсказывает — Томми всё же придется самому доставлять груз. Так вот, принимать миссии ипотеки, троих детей, путевки в Тайланд и статуса «взрослый» ребята не готовы, а скилл инфантильности действительно прокачивается — спасибо комиксам, музыкальным релизам и, к примеру, Джеку и Финну из «Времени приключений». Увлеченным быть забавно, хотя до просветленного всё равно далеко. За все определения спасибо психологам и социологам, они пытаются разобраться в механизме самоидентификации.

Жизнь нестабильна, люди непредсказуемы, а иногда и того хуже — предсказуемы. Неизвестно, есть ли что-то за чертой, важна ли наша поколенческая привязка, и отправимся ли в рай или ад. После смерти мы, скорее всего, снова попадем в GTA Vice City. Это было бы неплохо.