Интервью
Займет времени ≈ 6 мин.


Июль 20, 2016 год
Иллюстрация: Jean-Léon Gérôme
Интервью с 18 летней сутенершей
Интервью с 18 летней сутенершей

Мы встречаемся в неприметной кофейне в центре. Я уже был здесь сегодня утром, мы договаривались о встрече именно в это время, но она не состоялась, а когда ее телефон объявился в сети пару часов спустя, то мне пришло СМС о переносе времени нашего разговора. Пожалуй, одно из преимуществ работы сутенером — это возможность не заводить себе привычку вставать ранним утром, спеша неизвестно куда. Но сумрачный вечер приходит, и вместе с ним появляется она. Она молода, очаровательна и одета со вкусом. А самое главное, готова рассказать о жизни провинциальных проституток, их нелегком быте, поломанных судьбах и о том, каково это — открыть бизнес по оказанию сексуальных услуг в центре Сибири.

Д. — Дистопия

С. — Сутенер

Д. — Сколько тебе лет?

С. — 18.

Д. — Какая у тебя национальность?

С. — Я русская.

Д. — В Новосибирске ты местная или приезжая?

С. — Приезжая, но у меня тут живет родственник. Это мой папа. Я переехала сюда к нему в 16. В этом же возрасте я и занялась этим бизнесом.

Д. — Откуда ты приехала?

С. — Раньше я жила в Барнауле. Там у меня живет мама.

Д. — В данный момент ты где-нибудь учишься?

С. — Да, я учусь на юриста на заочке.

Д. — Как тебе пришла идея в голову заниматься таким бизнесом?

С. — Мой отец держал несколько точек в Краснодаре и Новосибирске. И так получилось, что я изначально знала об этом бизнесе. В какой-то момент я просто сказала ему, что тоже хочу этим заниматься. Для начала помогала на звонках, занималась сайтом и искала девочек для работы. Со временем поняла организацию такой конторы и решила заняться этим сама. Для папы это было немного неприятно, потому что я создавала ему конкуренцию.

Д. — Это была единственная причина?

С. — Нет, конечно. Не подумай, что он такое бесчувственное животное и ему все равно на меня. Но он знает, что если что-нибудь со мной случится, то со мной все будет в порядке.

Д. — Ты умеешь постоять за себя?

С. — Папа сможет постоять за меня(смеется). Имею ввиду, помочь с проблемами с правохранением и полицией, я знаю об этом. Но он все равно отговаривал меня от этого начинания, мотивируя тем, что я могу влететь, потому что ничего еще не понимаю в этом деле. Но я думаю, что сразу словила самое главное.

Д. — А твоя мать тоже знает об этом?

С. — Нет, она думает, что я работаю в офисе.

Д. — Сколько ты зарабатываешь?

С. — Тут сложно сказать. В месяц? От и до?

Д. — В месяц, да, средняя сумма.

С. — Когда как. Бывает, что совсем мало. Бывает нормально. От 60000р. Бывает 120-130 тысяч рублей. Обычно бизнес идет неплохо летом. Например, в прошлый июль-август было около 140-150 тысяч рублей.

Д. — Как выглядит ваш салон? Сколько девочек в нем работают?

С. — Это большая трехкомнатная квартира. У меня работают 4 девочки.

Д. — Как организовать такой бизнес? Вас крышуют? Как обстоят дела с безопасностью?

С. — Нет, у нас нет никакой крыши. Хотя бывают такие случаи, когда девочка попадает на беспредел в чужой квартире. Это когда мужчина обращается с девочкой грубо и не хочет ее выпускать. Тогда выходим на улицу и ищем ближайший патруль ППС. Мы даем им деньги и они нам помогают. Был один достаточно печальный случай, когда к нам ворвались на квартиру. Чуваки явно были под чем-то наркотическим. Один из них был с топором и у них были какие-то пистолеты. У меня даже есть фотография разрубленного сейфа. Реально было очень страшно, но все обошлось. Кажется, после этого случая я уже ничего не боюсь.

Д. — А чего они хотели?

С. — Денег. Эти ребята были кем-то вроде парней наших девочек. Они вычислили чем они занимаются и пришли к нам на квартиру. Просто ворвались и начали выяснять кто из нас здесь мамка. Мы сказали им, что мы здесь индивидуалки и все организовываем сами. Они долго допытывали меня в духе «ты это или не ты», было очень страшно, но в итоге нас не тронули, только взяли деньги. Одна девочка потеряла около 100 тысяч, которые она копила на учебу. Еще взяли профессиональный фотоаппарат. И ушли.

Д. — А что насчет проблем с соседями?

С. — (Смеется) Это отдельная тема. Мы уже сменили очень много баз, то есть точек. На прошлом месте наши соседи довольно часто вызывали ментов, потому что бывали пьяные клиенты, которые путали квартиры и стучались куда не нужно. Кроме того, разные стоны-вздохи-ахи. Все это иногда слышно. Кроме того, пьяные клиенты могут просто шумно себя вести. За день до того, когда мы съезжали с прошлой точки, мы встретились с соседкой по подъезду, с которой у нас началась перепалка. Мы стали ее успокаивать и сказали ей:

— Мы уже сидим на сумках, вот-вот

— На х*** вы сидите.

Я так поняла, что с чувством юмора у нее все замечательно(Смеется). Когда мы уезжали с прошлой базы, соседи явно очень сильно этому обрадовались. Думаю, в тот день, когда мы съезжали, где-то открыли пару бутылок с шампанским.

Д. — Когда к вам приезжает полиция, как вы решаете эту проблему?

С. — Я выхожу к ним. В домашней одежде, в тапочках. И говорю, что ко мне приехали подруги. Разными путями отмазываюсь.

Д. — И проблем не возникает?

С. — Да, разве что штрафы за громкий шум по ночам. Но, на самом деле, даже если я скажу, что у нас тут контора(салон), то они ничего не смогут сделать. У них должны быть доказательства, они должны поймать нас за руку.

Д. — Как ты находишь клиентов?

С. — Есть специальные сайты (сибирьки, секс-нск). Также у них есть страницы вконтакте. Это наша основная реклама.

Д. — Как у вас обстоят дела с конкуренцией?

С. — Есть проблемы с девочками. У меня многие девочки ушли работать на другую контору. Сейчас их 4. Было больше. Конкуренция большая. Но с некоторыми конторами мы сотрудничаем. Иногда бывает, что нам звонят клиенты, а все девочки заняты, в таком случае мы направляем их к ним, и берем диспетчерскую комиссию в 300-400 рублей.

Д. — А как вы находите девушек для работы?

С. — Вконтакте, в группах поиска работы. Раскидываем объявляения, заманиваем. Делаем все красиво. Пишем, что требуются девушки для высокооплачиваемой работы: гибкий график, расчет каждый день, охрана, личный водитель, проживание бесплатно.

Д. — Каков процент девушек, который отсеивается, звоня по такому объявлению и выясняя истинный смысл работы?

С. — Те девушки, которые звонят, обычно уже понимают что к чему. Кстати, про конкуренцию вспомнила. Сейчас начался большой поток мужских контор.

Д. — Такое бывает?

С. — Да, недавно я раскидывала объявления и встретила текст такого характера. Требуются молодые люди для работы в эскорт-услугах. Гибкий график, высокая заработная плата. Я посмеялась. Раньше такого не было.

Д. — Появилось новое поколение девушек-анимешниц, неумеющих общаться с парнями?

С. — На самом деле, я не знаю. Раньше всего это появилось в Москве и Питере. Сейчас видимо дошло до нас. Теперь даже подумываю о том, чтобы набрать мужчин и открыть мужскую контору. Говорят, они больше получают. В среднем 5-6 тысяч.

Д. — Сколько с одного клиента денег достается тебе, а сколько девушке?

С. — 50/50.

Д. — А какие у вас цены? Могут ли девочки определять ее сами?

С. — Нет, они не решают этот вопрос. Есть цена, которую мы установили. По ней мы и работаем. Ни больше, ни меньше. Деньги берет также не она, а я, либо моя сменщица. Все кладем в кассу, под утро считаемся. 2000 на апартаментах, 3000 выезд.

Д. — Может ли девушка отказаться от клиента?

С. — Да, девушка может отказаться от клиента, если он чересчур пьян или начинает грубить. Или у него есть серьзные дефекты внешности. Например, нет рук или ног. Таких мы не обслуживаем.

Д. — На внешность все равно? Не важно как он выглядит?

С. — Да, нам все равно, главное чтобы был чистый, но обычно всех клиентов сразу отправляем в душ, без исключений.

Д. — Ты кажется как-то говорила, что вы работаете с ЧОПами. С вами все таки сидит в салоне охранник?

С. — Есть водитель, он сидит с нами в квартире, потому что ему скучно в машине. У нас уютная обстановка, дружный коллектив. Он сидит вместе с нами, смотрит телевизор, кушает и пьет чай на кухне. Он нам помогает, когда какие-нибудь проблемы с мужчинами, хоть это и не его обязанности. Недавно случай был — клиенту не понравилось как девочка делает минет. Он сказал — «научите ее сосать и верните мне деньги». Мы ответили, что нет. Стояли и препирались с ним в квартире. У нас принцип такой — вы платите за время с девочками, а не за самих девочек, так что если вы по своей вине профукали час, то это не наши проблемы, даже если полового акта не произошло. В какой-то момент вышел наш водитель Андрей, очень рослый и крепкий парень, и сказал ему, чтобы он вышел. На этом конфликт был исчерпан.

Д. — Насколько часто возникают подобные проблемы?

С. — Ну, один-два раза в неделю. Иногда за неделю ничего не произойдет.

Д. — Что ты можешь сказать насчет морального аспекта работы проституткой?

С. — Не то, чтобы я оправдывала такую работу с моральной стороны, но считаю, что это личное дело каждого. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. Потому что если они чувствуют, что это нужно, если они морально комфортно ощущают себя в этой сфере, то почему бы и нет.

Д. — Девушки, которые занимаются проституцией, обычно параллельно учатся или где-то работают, как выглядит их обычная жизнь?

С. — Да, я знаю много девочек, которые работают в этой сфере. Я иду по улице, еду на такси, гуляю со своим парнем и часто встречаю лица знакомых девочек. Я знаю, что они работают. Они ничем не выделяются. К примеру, у меня есть девочка Аня. Если что, разумеется, я говорю не настоящие имена, а псевдонимы. Ей 19, она «плоская» и очень худая, высокая и выглядит как серая мышка, приехала из деревни. Она не красится и не уделяет особого внимания моде. Учится на медика. Но ночью она выходит на смену, надевает короткое платье и чулки. Никто бы никогда не подумал, даже я(смеется).

Д. — Что насчет остальных девушек, которые работают на тебя?

С. — Ну первую я уже описала. Еще есть Юля-Донбасс. Ей 19 лет и она в самом деле приехала с Донбасса. Делает гражданство. Ей нужно 60 тысяч, чтобы сделать себе российское гражданство. Параллельно работает в интернет-магазине, но я не знаю, что она там делает, не вдавалась в детали. Худенькая, стройненькая. Прямо очень милая девочка. 16-летняя девочка-подросток. Я ни разу не видела ее в платье и туфлях, обычно она носит лосины и кеды.

Д. — Продолжай.

С. — Есть Ксюша. Блодинка. Маленькая, низенькая, у нее есть ребенок — девочка четырех лет. У нее есть характер, она со стержнем. Может и по лицу клиенту зарядить, если что-то будет не так. Ей 27.

Д. — Последняя?

С. — Ира. Брюнетка, похожа на татарку с восточным колоритом. Борзая, с гонором. Высокая, грудь третьего размера(смеется). Ей 25-26. В разводе, есть мальчик трех лет.

Д. — Девушек к проституции толкает финансовая нужда?

С. — Не только. Однажды ко мне пришла девочка с грудным ребенком. После родов муж начал ее сильно избивать, привез ее из деревни в Новосибирск, она была сиротой. Ко мне пришла вся синяя. Ее зовут Оля. Она жила с ребенком некоторое время у нас на базе. Хорошая, добрая девчонка. Помню, у нее был большой восторг, когда она купила себе первое платье и она впервые почувствовала себя девушкой. Но к деньгам она, конечно, быстро привыкла. Со временем заработала на квартиру. Устроила ребенка к няне.

Д. — Сколько зарабатывают девушки в среднем?

С. — Ну где-то от 100 тысяч рублей.

Д. — Выходит, ты зарабатываешь меньше?

С. — Конечно, ведь из моей доли мне нужно заплатить за квартиру, за коммунальные услуги и прочие организационные нужды.

Д. — Считаешь ли ты справедливым существующее в нашем обществе отношение к проституткам?

С. — Думаю, да. Потому что если они хотят этим заниматься и комфортно чувствуют себя в этой сфере, то почему бы и нет. Но, конечно, многие девочки морально страдают. Бывают клиенты, которые не проявляют физической агрессии, но заказывают девочек и начинают говорить им о морали и психологически давить. А им и так тяжело.

Д. — Наверняка, они не планируют заниматься этим всю жизнь?

С. — Некоторых все устраивает. Я знаю только трех девочек, которые смогли заработать себе на машину и квартиру. Большинство тратит деньги неразумно — туда-сюда. Так что тут непросто.

Д. — Какие-нибудь еще интересные истории?

С. — Был такой случай, когда девушку взяли на беспредел. С ней обращались очень-очень плохо, я не буду уточнять детали. Когда мы приехали забирать ее, парень испугался возмездия и решил перелезть через балкон к соседу на 15 этаже. И разбился насмерть. Это было год назад. Когда мы вышли наружу, я увидела тело. Он был абсолютно голый. Меня стошнило прямо рядом с ним. Я забежала за угол и облокотилась на стену. Меня трясло не меньше 15 минут. Вообще, стоит сказать, что за время своей работы я стала гораздо хуже относиться к мужчинам.