Эссе
Займет времени ≈ 13 мин.


Октябрь 27, 2016 год
Иллюстрация: Phillip Kalantzis Cope
Философские категории нового капитализма
Философские категории нового капитализма

В издательстве Фонда развития конфликтологии выходит книга Екатерины Наумовой «Капитализм и культура: философский взгляд». Автор рассматривает капитализм с момента его зарождения и вплоть до современности в качестве дискурса, возникшего из определенных культурных практик, а не только как экономическую систему. Публикуем несколько любопытных отрывков.


Понимать капитализм сегодня исключительно как определенный способ хозяйствования, производства или распределения богатств (то есть в рамках производственной логики), означает исключать из области мысли большое количество сфер общественной жизни, которые «инфицированы» капитализмом и существуют сегодня не только как результат его развития, но как самостоятельные формы организации жизни, которые запускают капиталистические механизмы на новых уровнях и в новых областях нашего бытия.

Так, определение жизни, которое Мераб Мамардашвили обнаруживает в романе Пруста «В поисках утраченного времени», представляется очень созвучно тому, как нам стоит относится к жизни сегодня: жизнь – это усилие во времени. Необходимо совершать усилие для того, чтобы оставаться живым, так как не все живо, что кажется живым. Дело в том, что многое из того, что мы сегодня испытываем, о чем думаем и что делаем на самом деле мертво в том смысле, что не имеет никакого отношения к подлинной жизни как переживанию. Мы чувствуем, мыслим и совершаем поступки так, как это полагается, т.е., следуя стереотипу. Зачастую в нашей жизни отсутствует наше подлинное собственное переживание, ситуация рождения своей мысли и действия: мы лишь претерпеваем воздействия на нас извне, сами ничего не совершая. Именно так, по мысли Мамардашвили, мертвое участвует в нашей жизни. И самое сложное для человека – это уметь отличать живое от мертвого.

Если вспомнить терминологию Маркса, то как раз через те же категории живого и мертвого он описывал отношение труда и капитала, перенося эту метафору на феномен товарного фетишизма. Вот только ситуация современного неолиберального капитализма заключается не столько в том, что капиталистическая система превращает рабочего в товар, а товар наделяется характеристиками независимого существования, фетишизируется и, оживая, начинает вершить человеческие судьбы, а в том, что сегодня живое существует в качестве мертвого. Так, «капитал-вампир» питается кровью уже мертвых тел и душ, мертвых в том смысле, что ничего живого в них не осталось.

Человек еще до того, как он становится «пролетарием» (физического труда), кибер-пролетарием (виртуального труда) или когнитарием (непроизводственной сферы), проходит «инициацию капиталом», сам не отдавая себе в этом отчет. Социализация сегодня может быть осмыслена как капитализация нашего разума, бессознательных процессов, способа действовать и принимать решения. То, как мы мыслим, чувствуем, действуем уже опосредованно логикой капитала, и потому нам нужно уметь различать два состояния, когда мы живем, и когда нам кажется, что мы живем, и когда мы чувствуем, и когда лишь просто воспроизводим стереотип чувства. Дело в том, что капитализм даже на уровне слов, которые мы используем для выражения своих мыслей и переживаний, работает как дискурсивный «дубликат» того, как полагается мыслить, переживать и артикулировать мыслимое и желаемое.

В этом отношении такие понятия как «свобода», «справедливость», «добро», «любовь», «солидарность» и т.п., имеют свои дискурсивные дубликаты или определения с точки зрения дискурса капитализма, свидетельствующие о том, что капитализм ХХ-ХХI вв. – это не столько форма организации хозяйственной жизни субъекта или производства, возникшие в определенный исторический период и не исчезнувшие по сей день, сколько дискурсивная практика, которая перекроила под себя огромный пласт человеческой культуры и её ключевые понятия. Как мы можем определить, с каким содержательным смыслом мы усваиваем те понятия, которые формируют наше мировоззрение и жизненные цели? Можем ли мы быть уверены, что они не прошиты дискурсивной логикой капитализма? Да ведь и сам «капитализм» — это в том числе и «понятие», и, быть может, «понятие» в первую очередь.

* * *

Если задаться вопросом, кто изобрел понятие «капитализм», то первое, что многим приходит в голову – это имя Карла Маркса. История понятий (Begriffsgeschichte) как метод разыскания истины о понятиях опровергает данное расхожее мнение. Отправной точной исследования в данной области является суждение о том, что Маркс не использовал понятие капитализм. Есть сведения о том, что Маркс употребляет понятие капитализм лишь дважды в своем труде «Капитал», тогда как появление термина, его популяризация и последующая научная судьба связываются с именами других мыслителей. Важно понимать, что наше повествование не имеет целью выяснить, кто первый использовал понятие «капитализм». Оно воплощает задумку реконструировать, описать и провести анализ политических, культурных и экономических предпосылок, которые послужили причиной возникновения понятия, и в том числе рассказать о тех философах, социологах и политических деятелях, которые поспособствовали этому.

Если обратиться к западной академической традиции, то число исследований по проблематике истории понятия «капитализм» можно сосчитать по пальцам одной руки, тогда как в российской гуманитарной науке они в принципе отсутствуют. Так исследование будет строиться на анализе классических источников по истории понятий, среди них знаменитый сборник научных статей «Основные исторические понятия. Исторический лексикон социально-политического языка в Германии» и различные философские и политические тексты, где впервые понятие «капитализм» получило свою содержательную разработку и обоснование.

Вкратце история возникновения понятия «капитализм» такова: первое распространение понятие получило в печатной среде Германии, Франции и России в качестве политического лозунга и антонима в отношении к понятию «социализм», что обусловило его нагруженность негативным смыслом. В 1870 году А. Шеффле разработал концепцию капитализма, которая представила нейтральное толкование понятия «капитализм» в качестве синонима понятия «либерализм», что способствовало его активному распространению в интеллектуальной среде. В 1902 году понятие «капитализм» было введено в научный оборот В. Зомбартом, последующее свое развитие понятие получило в трудах М. Вебера. Важно отметить, что в учениях данных мыслителей понятие «капитализм» приобрело положительное значение, в том числе благодаря понятию «дух» капитализма.

Наша гипотеза состоит в том, что введение и обоснование понятия «дух», способствовало привнесению положительного значения в содержание понятия «капитализм», тем самым послужило условием его вхождения в научный контекст и явилось толчком его последующего распространения в повседневных дискурсивных практиках. История становления понятия «капитализм» рассматривается через анализ четырех процедур, прохождение которых и знаменует формирование понятия как такового – это процедуры «политизации», «демократизации», «идеологизации» и «темпорализации».

* * *

Исследователи истории понятия «капитализм» рассматривают в основном европейский культурно-социальный контекст как основу для начала формирования понятия, отдавая приоритет немецкой и французской политической среде в качестве ведущей для формирования первичного содержания понятия в качестве антонима «социализму». Однако, вне поля зрения историков понятий остается культурно-политическая ситуация в России в XIX веке, которая сыграла немаловажную роль в зарождении и распространении понятия «капитализм». Русские интеллектуалы и политические мыслители формировали свои взгляды и идеалы в диалоге с немецкой и французской культурными традициями, в связи с этим и содержания ключевых понятий являлись результатом споров и обсуждений не только внутри европейской традиции, а именно, на пересечении европейской и русской дискурсивных практик. Известно, что русские мыслители, философы, политики и социологи, были хорошо знакомы с европейской социалистической и анархисткой литературой, которая активно переводилась и обсуждалась в ведущих политических журналах предреволюционной России.

Немаловажным является тот факт, что уже с середины XIX века «капитализм» является общеупотребимым понятием в русском политическом дискурсе, будучи предметом споров и активных дебатов. Тогда как свое широкое употребление в европейских странах понятие получило лишь в конце XIX века. В этом отношении, можно выдвинуть суждение о том, что русские мыслители и политики сыграли одну из ключевых ролей в «политизации» понятия капитализм и в формировании его первичного смысла в качестве антонима понятию «социализм». Реконструкция «политической истории» понятия, представленная в этой главе, осуществляется на материале русских источников, в первую очередь для того, чтобы раскрыть и показать роль культурно-политических изменений в России как значимых для конституирования содержания понятия в качестве «политического лозунга».

В 1870-80х гг. понятие «капитализм» являлось предметом политических дебатов между сформировавшимися в культурном контексте предреволюционной России двумя политическими лагерями — народниками и марксистами. И несмотря на тот факт, что для большинства исследователей является общепризнанным положение о том, что Маркс не использовал понятие «капитализм», история предреволюционной России показывает обратное: в переписке с русскими народовольцами Маркс понятие «капитализм» употребляет. На наш взгляд, использует он его в связи с тем, что именно в России происходит масштабная полемика вокруг этого термина. Как нам представляется, использование Марксом понятия «капитализм» в письме, адресованном русским политическим деятелям, является не случайным и связано с довольно интересной историей.

В период с 1877-80х годов наблюдается наиболее активная полемика в политических журналах между народовольцами и марксистами вокруг переводившегося в то время на русский язык «Капитала» (I и II том) К. Маркса. Одной из статей, способствовавших началу политических дебатов вокруг марксизма, стала статья Ю. Жуковского «Карл Маркс и его книга о капитале», опубликованная в «Вестнике Европы» в 1877 году. Эта статья, при посредстве Даниельсона, который периодически посылал русские печатные издания Марксу, была прочитана последним, более того, вызвала ответное письмо, где Маркс использует понятие капитализм: «Ему (Жуковскому) непременно нужно превратить мой исторический очерк возникновения капитализма в Западной Европе в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические условия, в которых они оказываются,— для того, чтобы прийти в конечном счете к той экономической формации, которая обеспечивает вместе с величайшим расцветом производительных сил общественного труда и наиболее всестороннее развитие человека».

Phillip Kalantzis Cope

Примечательно, что письмо Маркса, будучи написанным в 1877 году, попало в Россию только через 9 лет, благодаря Энгельсу, который уже после смерти Маркса обнаружил это письмо в его бумагах и посчитал своим долгом отправить в Россию. Под названием «Письмо Карла Маркса» оно было опубликовано в 1886 году в «Вестнике Народной Воли» в Женеве, а также в 1888 году в «Юридическом Вестнике» в Москве. Этот факт указывает на то, что уже в 80-х годах XIX века в русской политической среде понятие «капитализм» имело широкое употребление, что дает основания предположить, что использование Марксом этого понятия является заимствованием из русского политического дискурса.

В ходе проведенного нами исследования стало ясно, что популярным понятие «капитализм» становится во многом благодаря статье Н.С. Русанова «Проявления капитализма в России», которая была опубликована в журнале «Русское богатство» (№1, №2, 1880 г.). Именно статья Н.С. Русанова, а не как свидетельствуют некоторые источники статья В.П. Воронцова, возбудила дебаты в политической среде, вызвав ответные полемические статьи со стороны В.П. Воронцова, Е. Паприц и других. В этом отношении Русанов является малоизученным автором, хотя он был талантливым революционным публицистом, популяризатором идей марксизма, первым русским биографом К. Маркса и А. Чернышевского, собеседником Ф. Энгельса и соратником П.Л. Лаврова по организации «Группа старых народовольцев». И несмотря на то, что наиболее важный сборник статей «Судьбы капитализма в России» был издан под редакцией В.П. Воронцова, однако, как мы увидим дальше, именно несогласие в вопросах капитализма между С.Н. Русановым, как инициатором этой дискуссии, и В.П. Воронцовым может рассматриваться в качестве импульса для создания этого сборника и, в принципе, для начала отсчета «политической истории» капитализма в предреволюционной России.

* * *

Идеологизация понятия «капитализм» выражается в том, что человеку были предоставлены оправдания для включения в капитализм: «оправдание» имеет двоякий смысл «и как нечто индивидуальное (когда человек обретает мотивы вступления в капиталистическое предприятие), и как нечто универсальное (включенность в капиталистическое предприятие служит общим благом)». Получается, что идеологизация понятия «капитализм» сделала свое дело, «раз капитализм не просто выжил, — вопреки всем прогнозам, в которых предсказывался его крах, — но и постоянно расширяет сферу своего господства, значит, ему удалось опереться на определенные представления – которые могли направлять человеческую деятельность – и разделяемые многими оправдания, в которых он представал как приемлемый или даже желанный тип общественного устройства, более того, как единственно возможный или наилучший изо всех строй».

Идеологизация понятия «капитализм», связанная с моральной риторикой, возникает из необходимости разрешить противоречие, с которым сталкивался человек, вступавший на территорию капитализма: с одной стороны, у него появляется возможность реализовать страсть к наживе и обогащению, а с другой, остается необходимость осмысления своих действий с точки зрения всеобщих принципов. Моральным обоснованием страсти к накоплению в условиях капитализма служат два ключевых понятия – это справедливость и свобода. Капитализм справедлив, так как открывает возможность достижения общего блага через процесс самореализации в труде и конкуренции. Капитализм воплощает в себе принцип свободы, так как предоставляет равные возможности для каждого с целью достижения успеха и благосостояния. Необходимо отметить, что и понятие «рациональность» благодаря моральной риторике обоснования справедливости капитализма становится новой категорией морали. Так, калькулятивная/капиталистическая рациональность оказывается тем моральным принципом, который позволяет ограничить страсть к наживе.

Идеологизация понятия «капитализм» связана с тем, что в содержание понятия был привнесен моральный принцип справедливости, который выполнял риторическую функцию обоснования возможности включения человека в капиталистическую систему отношений. Так, счет и его необходимость при заключении сделок в определенный момент стал воплощать собой принцип справедливости, а калькулятивная рациональность явилась моральным аргументом, ограничивающим свойственную человеку страсть к наживе и обогащению. В этом отношении «научная история» понятия «капитализм» воплощает собой разработку моральных аргументов, которые должны были служить легитимации деловых и предпринимательских практик в повседневной жизни общества. При этом бухучет по методу двойной записи становится «золотым правилом морали», выраженным в числовом эквиваленте. В этом отношении бухучет действительно связан с формированием капиталистической рациональности и капитализмом, но не как чистая калькуляция, воплощающая точность и порядок, а как наглядная демонстрация справедливости капиталистической системы в целом. И именно ускользающая природа прибавочной стоимости, которая не поддается никаким подсчетам, оказалась скрыта за рациональной «ширмой» бухучета по методу двойной записи.

Очевидно, что принцип справедливости, который тесно связывается с капитализмом, необходим для того, чтобы скрыть истинную сущность капитализма, оставить в тени ту его сторону, которая не имеет ничего общего ни с моралью, ни со свободой, ни со справедливостью. Рациональность и счет, приписываемые капитализму, позволяют обнаружить его иррациональную сторону, и даже отнести капитализм к разряду религий: «дух капитализма и представляет собой эту совокупность связанных с капиталистическим строем верований, которые способствуют оправданию этого строя и поддерживают – через их легитимацию – соответствующие ему способы действия и позиции». Категория «дух» отсылает нас к религиозной составляющей природы капитализма, при чем не только в связи с тем, что капитализм является религиозно обусловленной формацией, но и потому, что капитализм становится новой религией. При всей своей рациональности и опоре на бухгалтерию, капитализм может быть осмыслен как завет или культ, который человек призван исполнять. В связи с этим капитализм становится неотъемлемой частью повседневности, разворачивающейся в измерении каждодневного праздника и сопровождающейся неотступным чувством вины.

Благодаря выявлению рационального и иррационального моментов в толковании понятия «капитализм» становится очевидным противоречивый характер его содержания. «Капитализм» определяется через понятия рациональности и калькуляции, но в то же время категория «духа» указывает на то, что в основе капитализма лежит религиозная система, которая на уровне психологии дает о себе знать в неизбывном чувстве вины, связанным с тем, что капитализм становится повседневностью как «перманентной длительностью культа».

Относительно понятия «дух» необходимо отметить, что «дух» содержит в себе несколько характеристик, которые выступают на первый план в зависимости от изменения капиталистических практик. В зависимости от того, какая из характеристик духа выступает на первый план различают как минимум три «духа» капитализма. Нами уже было отмечено, что ключевые понятия эпохи отражают в себе практические изменения жизни общества, так «первый» дух капитализма был связан с легитимацией деловых и предпринимательских практик в повседневные контексты и воплощал в себе обоснование справедливости для включения людей в капиталистическую систему отношений.

«Первый» дух капитализма возник из риторических практик, обосновывающих моральность коммерческих сделок, и нашел воплощение в бухгалтерии по методу двойной записи, которая легла в основу капиталистической рациональности, пришедшей на смену страсти к наживе и накопительству.

«Второй» дух капитализма наиболее ярко проявляется в ситуации формирования массового производства и массового потребления (1930-1960-е гг. XX века), когда акцент смещается с фигуры предпринимателя на роль предприятия и того места, которое в нем занимает человек/служащий/рабочий. Предприятие оказывается гарантом безопасности и стабильности жизни рабочего и директора (управленца) производства. Обоснование справедливости капитализма начинает носить все более ярко выраженный социальный характер, капитализм оказывается воплощением морального идеала гражданственности. В рамках капиталистического предприятия осуществляется институциональная солидарность, социализация производства, распределения и потребления, и это означает, что сама структура капиталистического предприятия становится направленной на установление социальной справедливости.

Примером подобной компании можно считать IBM, где каждый служащий чувствовал себя в безопасности, имел перспективы карьерного роста, стабильный социальный пакет и т.п. Так, именно риторические практики обоснования социальной справедливости капитализма дали возможность «второму» духу капитализма явится мощной мобилизующей силой для включения людей в новые условия развития капитализма. На сегодняшний день, когда капиталистическая система напрямую не связана с деятельностью предприятий, когда производство отходит на второй план по сравнению с развитием финансового сектора экономики, а капитализм становится глобализированным и интернациональным, появляется возможность говорить о «новом»/«третьем» духе капитализма.

«Новый» дух капитализма находит моральное обоснование в свободе, которая на практике выражается в ненормированном рабочем дне, в возможности удаленного труда, реализации креативного потенциала, в отсутствии иерархий. Новый этап развития капитализма отличается преобладанием сетевого и проектного способов организации трудовой деятельности, основанных на коммуникации и тесном личном сотрудничестве. Так, возможность делать что-то новое вместе, на волне энтузиазма, без какого-либо регламента, будучи друзьями и идейными соратниками, через свободную циркуляцию идей, чувств и смыслов – вот что предлагает капитализм сегодня. Дружественный капитализм (friendly capitalism), который представляет себя в качестве проекта, к которому каждый может быть причастен. Современный капитализм эффективно реализует себя через интернет-коммуникацию, социальные сети, виртуальное общение – умение говорить, писать, думать, придумывать является новым источником извлечения капитала.

Так называемая «sharing economy» строится на необходимости обмена информацией, распространения знаний, производства инноваций и т.п. При этом капитализм совершает мощную экспансию на территорию жизни, в силу отсутствия нормированного рабочего дня (freelance), человек работает постоянно, и днем и ночью, и дома, и в публичных местах. Современный капитализм – это капитализм без классовой борьбы, так как категория «класс» перестает существовать. Капитализм формирует новые культурные конгломераты, субкультурные общности, такие как хипстерство (от англ. «to be hip» быть в «теме»), яккиизм (от. англ. yuccies, young urban creatives), гикизм (от англ. geek, люди, одержимые технологическим «духом»), прекаризм (от англ. precarious, хрупкий, нестабильный) и т.п. В этом отношении можно с известной степенью определенности сказать, что «третий» дух капитализма – это дух высоких технологий, сверхскоростей, фрагментации пространства и времени, инноваций, симуляций и в целом виртуализации и финансиализации экономической и культурной жизни общества.

Phillip Kalantzis Cope

Так мы видим, что «новый» дух капитализма – это привнесение неолиберальной идеологии в структуру и содержание понятия «капитализм». Такие категории как «сеть», «проект», «маркетинг», «мобильность», «коммуникация», «знания» т.п. определяют понятие «капитализм» сегодня. Моральным оправданием капитализма, гарантирующим включенность в него людей, является возможность одновременно предоставить человеку свободу и занятость. Так, поколение «бунтующих 60-х», требовавшие свободы и самореализации, обрело и то и другое в новом типе капитализма, что послужило моральным основанием для того, чтобы включиться и развиваться внутри этой системы. «Новый» дух капитализма обладает достаточно мощным мобилизующим потенциалом именно потому, что действует ненавязчиво, создавая иллюзию свободного выбора и самостоятельного решения каждого быть к нему причастным.

Очевидно, что практические условия, которые способствовали зарождению и распространению понятия «капитализм» с течением времени претерпели значительные изменения, и если понятие в своем содержании и форме «ухватывает», «фиксирует» изменение практических условий человеческой жизни, то почему мы продолжаем использовать понятие «капитализм» для описания сегодняшней системы культурных и экономических отношений? Новые практики являются условием формирования нового понятия, которое адекватным образом может охватить всю суть происходящих сегодня изменений в культурном и общественном устройстве.

Так мы предприняли путешествие в прошлое из «момента здесь-и-сейчас», чтобы прийти к выводу, что то, что мы по привычке сегодня называем «капитализмом», имело свою культурную и политическую историю, и что реконструкция пути становления «капитализма» в качестве понятия дает нам понимание об одной простой вещи: капитализм либо ругали, либо хвалили, но никто так и смог нам сказать, что такое капитализм. Для социалистов, очевидно, что «капитализм» как был, так и остается воплощением зла, для либералов и неолибералов капитализм есть благо. И все же так и остается вопрос, связанный с тем, а есть ли возможность сегодня говорить о капитализме напрямую, а не с оглядкой на ту бинарность в его понимании и видении, которая обусловлена критической и либеральной/неолиберальной трактовкой? Нам представляется, что такая возможность есть, и этот текст представляет собой попытку формулировки «прямого высказывания» о капитализме.

Действительно, большинство теоретиков, да и в принципе людей, задумывающихся над проблемой капитализма, мыслят его либо в терминах свободы, кооперации, конкуренции и т.п., либо в терминах эксплуатации, отчуждения, несправедливости, но ведь дело в том, что современный капитализм воспроизводится на всех уровнях общественной и культурной жизни и в силу этого требует разработки более широкого понятийного аппарата для его адекватной аналитики.

В силу того, что дискурс о капитализме возник из определенных практических изменений в жизни общества в XIX веке, то можем ли мы сказать, что в XXI веке мы имеем дело с теми же практиками в экономической, политической и культурной жизни? Если сегодня имеет место быть новый дух капитализма и с новый тип устройства общества, то применимо ли понятие «капитализм» в качестве адекватного описания практической жизни?

Быть может необходимо начинать анализировать те практические условия, которые позволяют появляться новым понятиям, которые сначала робкими шагами обнаруживают себя в журналистской среде, но постепенно имеют возможность перекочевать в научный дискурс? Современность именуется как посткапитализм, квартальный капитализм (quarterly capitalism) или шот-термизм (shorttermism), инклюзивный капитализм (inclusive capitalism), когнитивный капитализм (cognitive capitalism), коммуникативный капитализм, зеленый капитализм и т.п. В этом отношении возникает возможность для постановки вопроса о релевантности использования понятия «капитализм» для описания актуальных культурных, политических, экономических, психологических процессов жизни общества. И если удастся представить новое понятие, которое в полной мере «схватывает» динамику существующих культурных практик, то, может быть, философии вновь удастся отвоевать себе право не только описывать, но и изменять мир?