Интервью
Займет времени ≈ 17 мин.


Декабрь 6, 2016 год
Интервью
с Арсением Морозовым
Интервью с Арсением Морозовым

Что стоит за воскрешением культовой группы нулевых Padla Bear Outfit, почему песни The Cure и The Smiths не стали русской блатной классикой и что делать с массовой культурой? Ответы на эти и многие другие наболевшие вопросы в интервью с лидером Padla Bear Outfit и Sonic Death Арсением Морозовым попытался выведать Александр Ионов. Презентация нового альбома Padla Bear Outfit пройдёт 10 декабря в «Ионотеке».


Арсений, я тут подумал, что у меня вообще нет вопросов к тебе. Мне просто нравится слушать некоторые треки Sonic Death и PBO и получать от этого кайф. Тем не менее, это будет эксперимент. Я что-то скажу, ты что-то скажешь, а люди это прочтут в газете под названием «Дистопия». Возможно буквы, слова и даже знаки препинания что-то да изменят: принесут радость или наоборот заставят кого-то гневно фыркать — всяко лучше, чем пустота. Попробуем?

Давай, будет похоже на психоанализ, клево!

Новый альбом — расскажи, как это случилось? Кто помогал, кто не мешал? Откуда вообще взялся Мак? Он слышал наработки новых песен или сыграл прямо по свежеуслышанному?

Все вытекает из реальности. Мы делали большой сольник у тебя, и я подумал, что неплохо было бы ещё выцепить Мачка поиграть с нами. Мы с ним давно знакомы, он классный парень, только иногда хандрит, поездка в СПб его должна взбодрить. Я был уверен, что получится клево, и мне захотелось, чтобы что-то осталось на память — так появилась идея альбома. Одни треки были готовы, другие я написал специально. Все вышло на удивление быстро и легко, мы отрепетировали все с крошкой дома. Потом приехали парни, два дня репетиций у нас в «Хомкульт» — убежище, суббота — концерт, в воскресенье запись на «Оксиджен». Да, мы с крошкой присылали парням скелеты песен, в день перед отъездом в СПб у них все было. Ну а аранжировки придумывали на месте. Самое главное, что нам удалось как-то с лёгкостью и изяществом провести весь процесс подготовки и записи. А в самую первую секунду, когда мы зашли на «Хомкульт», где нас с крошкой ждали москвичи, я понял — все получится, я увидел это по глазам парней и тропической рубашке Мака.

Когда ты записываешь музыку (здесь и сейчас), у тебя иногда мелькают мысли, что это, может быть, твоя последняя музыка или же в этот момент в голове уже летают сумасшедшие идеи будущих записей в 2018, 2019?

Нет. Как-то так выходит, что в момент записи или сведения я нахожусь в каком-то идеальном настоящем моменте. В нем нет прошлого, будущего, а также меня. Все портится, если мое Я появляется. Вообще, как говорил Борис, музыка существует для того, чтобы ощутить свободу посредством избавления от собственного эго.

В некоторых твоих песнях фигурируют потусторонние существа. Ты никогда не задумывался, что бы произошло с твоей головой, если бы ты реально встретился с демоном или ведьмой? Ну вот покупаешь ты сигареты, и вдруг над ларьком в воздухе парит какое-то чудовищное существо. Ты готов столкнуться с неестественным — с тем, что твой разум не сможет объяснить? Предположи свою реакцию: что случится?

Хахаха! Смешной вопрос. Чертей, призраков и демонов я пока наяву не видел. Да, я часто обращаюсь к теме зла, но это психологическое состояние, тёмная энергия, которую для обозначения и упрощения можно как-то назвать, типа демоном, ну ты понимаешь. Но основной источник зла, я считаю, это эго из предыдущего вопроса (Улыбка.)

Это правда, что ты всегда носишь с собою нож? Расскажи, приходилось ли пускать в дело и как всё это было?

Раньше таскал. Но тогда был период упадка. Я доставал его только на пьянках после концерта. И пытался использовать против своих. Однажды Дане это надоело, и он забрал его у меня, при этом сам напился в тот же вечер и чуть-чуть, в шутку, порезал какую-то девушку. Короче, ножи — это отстой.

Какова была реакция Дани, барабанщика Sonic Death, на внезапное воскрешение «Падлы»? Неужели ни капли ревности, даже скрытой, неозвученной?

По поводу неозвученной ревности я не знаю. На первый концерт он приходил и отозвался об этом как о «pure extasy для бедных», но тогда, возможно, так и было. Думаю, он положительно относится. По крайней мере, я занят музыкой, а не игрой в пьяные ножи.

Ты любишь свою публику? Все эти шуточки, факи и заводки в зал на лайвах — из какого уголка твоей души это прёт? Ты их часом не боишься, этих человечков под сценой?

Я безумно стеснительный! Мне огромного труда стоит хоть что-то сказать в микрофон. Понимаешь, мы с Ди ведем довольно замкнутый образ жизни. Редко выбираемся из нашей норы. У нас даже в супермаркете голова начинает кружиться! А в метро мы спускаемся от силы раз в неделю. Я к тому, что я ни хрена не понимаю, что сказать всем этим людям, более того, для меня каждый концерт — это  гребаный стресс. Наверно, когда я кривляюсь и показываю факи, я пытаюсь справиться с этим.

Неторопливый психодел воскресшей «Падлы» можно было услышать ещё на сингле Arsenij The Baptist в конце 2015 года. Понятно, что коммерческого расчета тут не было: песни просто рождались, они не помещались в клетку Sonic Death. Но каким образом пришла идея окрестить новые треки названием группы из трёх слов? Почему не новый проект вместе с Дианой, а возврат к старому названию, которое для многих есть нечто ушедшее, а не новое?

Все началось опять в «Ионотеке». Кирилл (Mildred) позвал меня подиджеить на вечеринку, посвящённую РВО. Я начал слушать эту группу, чего практически не делал с 2011 года. И знаешь, я подумал: «А ведь неплохая была группа!» Ничуть не хуже, чем какие-нибудь «Гайдед», мать их, «Бай Войсез»! Тогда ещё мы с крошкой хотели начать что-то играть, и само собой вышло, что мы стали разучивать песни РВО, они же очень простые, на них легко учиться… Я отобрал подходящие треки, на мой взгляд, подобрал звук, который мне нравится сейчас, получилось очень даже мило. Мы решили сделать концерт. Что, скорее всего, он будет воспринят как реюнион, меня не особо волновало. К этой программе РВО я относился как к новой группе. Главное, что что-то внутри меня снова разрешило петь эти песни. А насчёт стиля: в принципе, в 2011 году, до ЕР Slow, РВО двигались в такую ретро-сторону. Еще для того состава с Женей и Костей я написал «Фон» и «Змею», которые потом перешли в Sonic Death. Так что новый звук я нахожу логично проистекающим из истории. А что для кого-то РВО — это ушедшее, я считаю нормальным, не они же писали все те песни.

Что такое снобизм в эстетике? Это защитная реакция от вкусов большинства или проявление какой-то внутренней, ничем порой не обозначенной избранности? Что ты чувствуешь, когда слышишь прилагательное «элитарный»?

Когда я слышу слово «элитарный», я вспоминаю «Кулек» (СПб ГУКИ) и Хосе Ортега-и-Гассета. Это просто понятие, которому учат культурологов. А снобизм я считаю инструментом. Как фильтр, необходимый в работе, чтобы отделять своё от неподходящего.

Институт, который ты окончил, может похвастаться факультетом оркестрового дирижирования. Как ты думаешь, нужны нашей стране двадцать пять дирижеров в год? Что ты думаешь по поводу академического образования в музыке: насколько оно насущно в той нише, где обитаешь ты? Случалось ли работать с музыкантами, прошедшими классическую закалку? Как оно? И наконец, не появлялось ли желание записать какие-то треки со струнными или духовыми инструментами? Нечто в стиле барокко-поп?

Барокко-поп точно нет. Струнные аранжировки на данном этапе считаю недопустимой пошлостью. И от БГ с симфоническим оркестром слегка проблевался. В группе ЦРУ у нашего гитариста было высшее музыкальное, тоже «Кулек», отделение джазовой гитары. Репетиции с ним очень развили мой музыкальный понятийный аппарат. В общем-то, практически вся теория, которой я обладаю, была от него. Спасибо, Серёжа! Но наши пути разошлись. Возможно, из-за того что его учили быть профессиональным музыкантом, ему нужно было зарабатывать этим. Наш андерграундный бэнд не мог ему предложить деньги. В старом «МОДе» нам платили парой пластмассовых бокалов с пивом на человека, можно было добавить туда сироп — получалось что-то разноцветное. Короче, я считаю, что профессиональное образование промыло мозги неплохому, талантливому челу, настроило его на то, что он должен получать бабки за игру на гитаре. Знаешь, год назад я случайно встретил его в метро, он рассказал, что играет кавера на улице в группе под названием Art for cash… Сначала я о**ел, мне хотелось даже разрыдаться, но мой старый кореш выглядел бодрым и радовался, что поднял два косаря за час, говорил, что играть на улице клёво. Потом я отошёл и понял, что это достаточно логично, ведь человека этому учили. Так вот, я против системы профессионального музыкального образования, которая учит деньгам. Идут они на х**!

Как велась работа над треками нового альбома? Диана была первой, кто слышал свежий материал? Вы изначально играли эти песни как дуэт? Много ли идей родилось дома или всё сложилось уже в студии?

Мы с Ди все доводили до ума вместе. Играли дома, особенно не напрягаясь.

У Василия Шумова из московской группы «Центр» была грубая, но по-хорошему злая строчка: «Работай, помалкивай и прямо на работе найди себе бабу!» Ты всё перевернул: встретил девушку и взял её на «работу»: вы с Дианой женаты и играете в одной группе. Расскажи, каково это быть рок-парой? Есть тут какие-то отличия от обычной банды с парнями? Вы милые Wings с Полом и Линдой Маккартни или дикие The Cramps c Пойзон Айви и Люкс Интериор?

Мы Арсений и Диана. Со временем мы оттачиваем искусство быть и парой и партнёрами, хочется верить, что нам удастся создать свой стиль, своё ощущение от двух разнополых людей, занимающихся музыкой вместе. Понимаешь?

В нулевых Россия дорвалась до интернета, и произошло маленькое чудо. Люди смогли видеть и слышать, что происходило на Западе практически в прямом режиме, не ожидая, пока диск подгонит какой-нибудь чел приехавший «оттуда». В результате на нашу почву попали семена тамблера, витчхауса, лоуфая, чилвейва, си-панка и прочих невиданных западных штук. Что же проросло из этих семян на русской земле? Это вообще съедобно или просто прошлогодняя трава?

Недавно я понял, что какая-то внутренняя суть у людей особо не меняется. Меняются принты на свитшотах, количество блесток на обуви, слэнг. Но основа одна. Стремление к свободе и самоидентичности. Способы достижения у каждого поколения свои. Модное —это что раньше показывали по MTV, сейчас—  что показывает интернет. Каждый находит что-то близкое себе. Мне кажется, основная задача максимально выделить своё из  общего потока.

Этой весной один таджик спросил меня: считаю ли я себя мудрым человеком? Я не раскрою, что ответил. Но хочу задать тебе тот же вопрос. Ты считаешь себя мудрым человеком?

Я считаю себя музыкальным таджиком.

Есть ли в тебе какой-то внутренний свод правил: что можно и что нельзя? Бывали ли ситуации, когда ты совершал то, что думал никогда в жизни не сделаешь? Нужно ли держаться каких-то правил морали, чести, устоев? Где граница, предел? Или «пацанский кодекс» и «жизнь по понятиям» — удел быдла?

Не знаю. Я в основном импровизирую.

Как ты думаешь, сможет ли русская музыка когда-нибудь оторваться от слов и просто наслаждаться грувом и драйвом, как в англоязычной музыке с их «Baby, let's do it!», где рифф зачастую решает больше, чем слова? Куда тянется твоя душа: к припевам «Эй, мама, я домашний панк» или к более сложным словесным лабиринтам или даже поэзии?

Поэзия без музыки мне не интересна. Я нахожусь в песенной традиции. Хорошие припевы, я считаю, у меня редко получаются.

Кажется, в 2013 волна гаражных групп, играющих lo-fi, в России достигла своего апогея. Они были повсюду, я помню. Каково было сидеть у компьютера и постоянно натыкаться на то, как люди эксплуатируют или даже копируют идеи, которые в России ты развивал первым, ещё с нулевых?

Я тогда не сидел у компьютера и не палил волну. Более того, я не считаю, что повлиял на неё аж с нулевых. Возможно, готическая сессия вдохновила нескольких ребят, в основном из Москвы. В 2013 к нам пришёл Сэм Твайлайт, и нам нужно было срочно менять звучание. По-моему, в январе 2013 мы играли в чайнике у Motherland последний раз вдвоём с Никитой. Я тогда работал на заправке по двенадцать часов дневные и ночные смены и тот концерт воспринял как глоток свежего воздуха для себя. Только спустя время я стал понимать, что тогда в зале были все те челы, которые намутили весь тот лофай-гараж движ. Но не моё дело за всем этим следить. Я как музыкальный таджик должен много еб*шить, расчищать дорогу.

У Дианы офигенная бас гитара. Расскажи, откуда взялся этот чудо-инструмент?

О, да, Хофнер-бас великолепен. Мы нашли его по объявлению в интернете. Чел, который его продавал, не хотел торговаться и говорил, что на нем только что записывались «Полюса»! Гитара очень изящная и хрупкая — уже сейчас её стоит отнести мастеру.

В англоязычных текстах неразделимость мужчины и женщины часто обозначается образом сиамских близнецов — это красиво. Если ты и Диана вместе едины, что у вас случается, когда один близнец хочет придумать партию для нового трека, а другой покурить в форточку или выпить чаю?

Интересный образ. Откуда он? Похоже на романтику 90х. Мне кажется, сейчас он не актуален. Для нас с Дианой точно.

Если в личной жизни у тебя всё хорошо, откуда берется топливо для песен? Паланик когда-то сказал: «Искусство рождается только от горя. И никогда — от радости».  Можно ли заправлять бак креативной машины добром и любовью? Или всё же нужно зло, чтобы всё ярко искрилось?

Борис, например, считает, что настоящее искусство может получаться только в благополучной среде. Типа, когда всего в достатке, ты можешь выдрачивать все нюансы до совершенства. У меня же никогда ничего в достатке не было и основной механизм это «вопреки». Сейчас у меня более-менее ровная жизнь, и это вопреки предшествующей нестабильной. Относительно треша в прошлом — это панк уравновешенности.

Расскажи, каково было быть школьником в девяностых? Что слушали твои одноклассники в восьмом классе, что слушал ты? Можно ли было купить амфетамины в школьном туалете? Ты когда-нибудь смотришь на странички своих одноклассников в сети? Как там дела?

Я учился в школе на Просвещения, которая позиционировала себя как специализирующаяся на немецком языке. Амфетамины в туалете купить было нельзя. По крайней мере, в моей школе. Курить приходилось бегать на улицу. Одноклассники слушали всякий калл. Я общался с ребятами из старших классов. Вместе с ними я узнавал всю классическую рок-музыку. Вообще в школе был полный отстой. Меня три раза пытались выгнать, дико травило руководство. Однажды даже директриса встретила меня с мамой на входе и сказала, что не пустит. Но каким-то чудом я смог доучиться. Единственным светлым моментом был учитель труда, настоящий человек-вудсток! Благодаря нему я стал тем, кем стал. На его уроках большинство парней делали гитары. Кто-то даже самопальный комбик! У нас было много групп в разных классах, и каждую весну устраивался школьный рок-фестиваль. Ветер свободы дул из каморы трудовика. Он бил татухи школьникам,  проколол мне ухо. На уроках делал всякие крутые штуки, типа музыки ветра, медальонов, четок из чёрных клавиш пианино. В пятом классе, когда у нас начался труд, моя жизнь изменилась, благодаря нему. Он подгонял мне диски и кассеты «Джетро Талл», «Ди Пепл», БГ, книги по дзэну, тексты «Аквариума». С ним всегда можно было поговорить и получить от него совет. К тому же он всегда отлично выглядел. Казаки, американские джинсы, психоделические рубашки. Я бесконечно благодарен ему за все!

Я никогда не видел на Западе, чтобы песни The Smiths и The Cure пели под гитару на кухне или в сквере, на скамеечке. Почему некогда кайфовые Летов и Цой превратились у нас в подзаборное уныние с запахом дешевого пива? Что будет, если ребята в Купчино начнут под гитару наяривать твоего «Домашнего панка»? Скорую будем вызвать или пох**?

Представь себе, я не люблю ни «Смитс», ни «Кьюр». А под гитару и дешёвое пиво, мне кажется, поют что-то народное. Не думаю, что подзаборные романтики знают SD — таких ребят становится все меньше. Скоро они исчезнут как класс.

Расскажи про «Падла»-барабанщика Петра. Что это за московское вливание? Неужели в Петербурге не нашлось надежного чела с палочками?

Челов с палочками в Петербурге, наверное, жопой ешь, про их надёжность ничего не известно. Помнишь, я говорил, что живу достаточно закрыто, у меня небольшой круг знакомых. Петра я знаю давно, мне показалось, что ему будет интересно играть на барабанах в такой группе. У него есть свой стиль. Помню, когда показал ему «Топ-модель» «Баптиста», он взгрелся, захотел её поиграть. Поэтому, когда мы решили собрать РВО, я ему позвонил.

Я не раз был свидетелем совершенно жуткой, неуправляемой толпы на твоих концертах. Человеческое месиво, сбивающее с ног друг друга, мешающее музыкантам, сносящее аппаратуру. Не думаешь, что эта картина на самом деле минимодель нашей страны? Огромная неуправляемая толпа людей, ловящая кайф в сливании в эдакую стихийную соборность и несущаяся в классический сценарий «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» — по Пушкину? Как ты думаешь, нужна ли русскому народу дисциплина?

Не думаю, что это минимодель нашей страны. Если бы населению был нужен бунт, они бы его устроили. На концертах обычная молодежь обычно себя ведёт: слэмится, стэйдждавит, бодрится. Мне не кажется, что в этом есть какая бы то ни было национальная принадлежность.

Недавно читал твиттер и увидел, как какой-то человек утверждал, что Padla Bear Outfit — просто второй проект чуваков из Sonic Death. Вероятно, таких людей немало. Что думаешь о подобных знатоках? Что делать со всеми этими людьми, которые сейчас могут перекочевать из лагеря «Соник Смерть» в лагерь «Падла Бир»?

Мне не кажется, что это разные лагеря. Аудитория примерно одна. Когда мы снова собрали РВО, мне хотелось, чтобы эту группу восприняли как новую. Поэтому тень SD по-любому будет тусить где-то рядом.

Мне недавно приснился кинофильм «Свой среди чужих, чужой среди своих», где все белогвардейцы были одеты в розовые брюки клёш и, кажется, были геями. А тебе сняться интересные сны? Расскажи последний, что заставил тебя подумать: «Что за чёрт возьми?»

Сны меня не удивляют. И, к сожалению, я их плохо запоминаю.

Не устал ещё отвечать? Начиная с нулевых, ты дал достаточное количество интервью. Можешь вспомнить самый интересный вопрос или наоборот, самый ужасный?

Культура интервьюирования у нас в упадке. Большинство вопросов дико пресные, а журналисты плохо подготовлены. Однажды Даню назвали Арсением, а меня Никитой. Это было хотя бы смешно. Но в большинстве полный отстой. В этом вью у меня есть хотя бы возможность поностальгировать!

На одном из твоих концертов я видел удивительную картину. Мать лет тридцати восьми привела в клуб дочку шестнадцати лет. Дочь прыгала прямо у сцены, мать стояла сбоку. Обе смотрели на тебя глазами полными неподдельного восхищения. В их взглядах я прочёл настоящую первобытную страсть. Даже выше, чем секс — это было некое поглощение твоего образа на животном уровне. Что ты думаешь об этом?

Ууууух. Мне аж неловко стало. Не хочу об этом ничего думать. Я редко смотрю в зал, слишком нервничаю.

Sonic Death — коммерческий проект для толпы тинейджеров и полных залов, а Padla Bear — любимая игрушка для души. Насколько верно это утверждение?

Для меня так: SD — это попытка делать более-менее бодрую, непошлую, относительно навороченную музыку, которая должна быть хороша живьем, короче, драйв. А РВО хотелось бы сделать максимально красивым, приятным на слух и странным ансамблем, резко диссонирующим с андерграундной сценой. В нашей стране, когда у тебя все благополучно, мирно, хипповато, с благовониями и спокойной музычкой, это многих раздражает. А когда ты играешь какой-то хардкор, истеришь, то ты типа клевый и свой. Я это понял в туре. Благополучная буржуазность в среде отечественного андерграунда — это настоящий панк. Обожаю бесить своим полупидорским спокойным видом грязных, нервных, татуированных горилл.

Двойной вопрос с подъебом и без. Группа Pharaons, откуда когда-то в Падлу пришёл гитарист Женя Писарев — это пост-панк? А если серьёзно: когда последний раз общался с бывшими коллегами? И самое главное, какова была их реакция на магическое воскрешение «Падлы», на новые записи?

Я общался с ними очень давно, формально и по телефону. Реакцию не знаю, не спрашивал. Думаю, они нормальные ребята и все поняли, не хотелось делать реюнион a la «Давайте-ка тряхнем стариной и что-то кому-то докажем». РВО не была такой группой — созвать старый, типа «золотой» состав и отжарить всех хитами считаю скучным, пошлым и недопустимым. Фишка группы, как я понимаю, была в том, что всегда все было по-разному. В этом смысле подобное воссоединение считаю мегалогичным.

Как ты думаешь, насколько полезно человеку одиночество? Монахи запирались в каменные мешки, чтобы постигнуть какие-то высшие истины и, уйдя от людей, выходили на совершенно другие уровни восприятия. Ты любишь быть один? Насколько важны тебе люди окружающие тебя? Они больше польза или вред для твоей души?

Еще раз повторюсь, что мы с моей женой, космической супердеткой Дианой, живём почти в монастыре. Это происходит само собой. О пользе одиночества для человека не могу судить, думаю, каждый выбирает для себя сам. Для меня некоторая аутичность естественна. Среди людей я теряюсь, не понимаю, как себя вести. А иконическую рок-жизнь, когда ты настолько популярен, что не можешь выйти на улицу и вынужден передвигаться в лимузине, Борис, например, считает разновидностью монашества.

Наступающий 2017 год — год Петуха. Назови зверя, который в тебе спит, и как себя вести с ним, чтобы остаться в живых?

По зороастрийскому календарю мой тотем верблюд. Кстати, 2017 по тому же календарю год верблюда. В живых остаться без проблем при встрече с верблюдом, а вот заплевать он может.

Попытка рок-вопроса про наркотики и алкоголь. Как думаешь, что губит людей: вещества, которые они употребляют, или вещество их собственного головного мозга, где возникает решение что-то вообще принимать? Ты творил когда-нибудь на нетрезвую голову?

Пару раз пытался что-то под чем-то писать, толкового ничего не вышло. Думаю, губят вещества из головы, которые сформировывают необходимость зависимости от чего-либо.

Иногда создается впечатление, что в музыке властвуют идолы. В поле современного искусства понатыканы мумифицированные чучела: от Леннона, Дилана и Боуи до Джи Джи Аллина, Курта Кобейна и Иена Кёртиса. Хотя в книге, переплюнувшей популярность всех альбомов и кассет (то есть в Библии), сказано: «Не створи себе кумира». Одно дело вдохновляться — другое дело копировать. Если сегодня утром кто-то копирует Wavves, Mac DeMarco и Beach Fossils, то вечером они уже копируют Sonic Death, к каким чертям всё это катится? Где парень, которому пох** на другую музыку, который поёт своё? Такое вообще возможно?

Дело в том, что поначалу никто не поёт своё. Это как в живописи: ты ищешь свой стиль, копируя мастеров прошлого, потом при удачном стечении обстоятельств начинает получаться что-то своё. Но это долгий путь, к сожалению, мало кто выдерживает, большинство сдаётся.

Вдогонку к предыдущему вопросу. Иногда мне кажется, что в России просто обожают заниматься сексом с мертвечиной. Раньше мы на каждом шагу вопили: «Пушкин — наше всё» и облизывали истлевших в гробах классиков, сейчас из могил вытащены мумии Курёхина, Бродского, Маяковского, Есенина — только самые унылые не постят на своих страничках понадёрганные цитаты этих давно ушедших героев своего времени. Возможна ли чистая жизнь в искусстве, без постоянной оглядки назад в режиме поклонения святыням?

Святые нужны как ориентиры в этом хаотичном мире, как духовные наставники, родители. Как автобус, который привозит тебя в жизнь, через какое-то время нужно с него сойти. А чистая жизнь в искусстве была в 90х, когда уважать классику 60 — 70х считалось дурным тоном. Ребята из 90х заколотили последний гвоздь в гроб постоянно эволюционировавшей культуры. Двадцатый век закончился. А мы, ребята из нулевых, теперь все разгребаем, разбираемся в огромном, неосмысленном наследии.

Представь, что ты очутился на похоронах одного из своих любимых живущих исполнителей: Ариэль Пинк или Борис Гребенщиков — вообще кто угодно, на выбор. Вопрос: на чьих похоронах ты хотел бы присутствовать и что бы сказал, если бы была такая возможность?

Не люблю похороны. В этом году я был на похоронах любимой бабушки, так я дико растерялся, мысленно залупался на священника и вообще не поцеловал ее в лоб. Просто что-то не так с этими похоронами. Они не правдивы. Мне кажется, люди не должны умирать так. Нужен какой—то совершенно другой ритуал, который бы устраивал каждого.

Ты можешь устать от музыки? Возникает иногда желание выключить всё и впитывать тишину?

Я не так часто слушаю музыку. Многое из того, что мне нужно, я уже узнал. Когда свожу что-то своё, меня особенно цепляет любое музло, типа, это как диалог меня с челом, который сводил то, что я слушаю. Ага, тут, значит, такой эффект, хм—м—м, чем бы ответить. Похоже на математику или шахматы.

Есть какие-то эпизоды в твоей жизни, которые ты предпочел бы забыть? Можешь рассказать, коротко? И сразу опять забудем!

Нет. Я стараюсь жить со всем, что было в мире. Стараюсь это принять и встроить в матрицу теперешнего эго, но отрицание чего-то—  тоже механизм принятия.

Когда Sonic Death набрали популярность, в сети были комменты, мол, Арсений теперь играет для школьников. Меломаны-интеллигенты не ходят на концерты, и всё плохо. Почему никто не вспомнил о ранних битлах и стоунз с их тинейдж фанатками, оргазмами у сцены и прочих банальных событиях рок-истории? Почему никто не сказал, что зачастую музло двигают не прошаренные очкарики, а толпы слетевших с катушек тинейджеров, как в песнях Ramones?

Ээээээээ, ну вот ты вроде сейчас это сказал.

Вспоминая конец нулевых и начало десятых, на ум приходит множество групп, «выстреливших» тогда: Chikiss, «Лемондэй», «Пёс и Группа», СПБЧ, Ifwe, Manicure, Narkotiki и другие. Сейчас они все куда-то делись, а ты жив и творишь даже в целых двух коллективах. В чём тут дело, как ты думаешь?

Наверно, дело в том, что я очень люблю именно музло, не модность, тусу или самовыражение. Именно музло. Песни, жанры, альбомы в интернете, на носителях. А это, мне кажется, редкое увлечение, то есть сейчас не время музыки, любить именно музыку — дикое аутсайдерство.

Арсений Морозов — человек настроения или человек контроля? Чего в тебе больше эмоций или здравого смысла?

Собственного здравого смысла, основанного на эмоциях, просканированных разумом. Иногда подозреваю, что я терминатор с его красной сеткой. Но, наверное, главное — что я могу забить: на то, на это.

Множество образов, которые ты сменил за эти годы — это вечный поиск нового или же бегство от скуки обыденного? Что происходит в твоей голове, когда приходит очередная смена декораций, как например: «Всё! Теперь хард-рок 70х, фейс—пейнт, усы и хайер»?

Корпспейнт, Саша. (Улыбка.) Это все приходит из реальности и, как я недавно, к своему удивлению, понял, из моего восприятия людей, с которыми я играю. 70е появились, когда пришёл Даня, я его увидел эдаким классическим волосатиком.

Я не знаю другую фигуру в российской indie-тусовке, которая бы собирала столько хэйт-комментов, как Арсений Морозов. В чём тут секрет? Как заставить всех себя ненавидеть и умудряться при этом сочинять кайфовые треки?

Не знаю, возможно, смогу ответить позже, через несколько лет. Сейчас стараюсь не читать интернет о себе. Реакцию на последний альбом получал только от знакомых в лс. Какой смысл, нам и так все про него понятно. Так что ничего не могу сказать. Раньше много ругали, меня веселило. Типа если кому-то не в падлу писать какие-то оскорбления, то, значит, задело, значит, что-то в этом есть.

Почти каждый человек в своей жизни испытывает моменты, когда шепчешь самому себе: «Кажется, я схожу с ума…». Тебе иногда не кажется, что ты поехал или вышел за какие-то грани? Говорят, настоящие психопаты утверждают, что они здоровы и у них всё хорошо. А что скажешь ты?

Скажу, что я здоров и у меня все хорошо. (Улыбка.)

Когда в последний раз ты подавлял в себе желание дать кому-нибудь в морду? Даже виртуально, в инете? Что вообще посоветуешь по поводу агрессии? Люди сходят с ума от всяческого негатива, как им быть, есть рецепт со вкусом Padla Bear?

Я слишком много получал для того, чтобы у меня появилось желание дать. Если у кого-то много негатива, советую ему получить п**ды.

Через месяц мы вступим в 2017 год. Цифра немножко роковая для России, если верить истории. Как ты думаешь, революция в России вообще возможна в какой-нибудь еще раз? И что происходит с совками и пост-совками, порождениями этой самой революции? Куда это волшебное русское общество двигается, мчится или летит?

Про совок не могу говорить, но в современной России что-то точно должно произойти. Какие-то очень нех**вые перемены. Это висит в воздухе. Не знаю, хорошие или нет. Надеюсь на хорошие.

В олдовом совке была передача «Музыкальный Ринг», я уверен, ты смотрел какие-то ролики оттуда. Группы играли свои песни, отвечали на вопросы, а публика голосовала за одного или за другого. Там было множество забавных моментов. Ты бы мог выйти на ринг с Феликсом Бондаревым, например? На равных: у каждого акустическая гитара и микрофон. Что бы случилось?

В музыке мне как раз и нравится, что она крайне субъективна и не похожа на спорт. Я считаю всякие конкурсы, рейтинги (кроме субъективных от частного лица) не музыкальной темой. Основная задача музыки, на мой взгляд, разрешить человеку принять себя и чувствовать себя хорошо. Вот Дэниэл Джонстон вселяет надежду, говорит, что если ты странненький — это не беда, вот, держи музычку для себя, от такого же странненького чела, но который немножко светится. А акустические батлы чётких парней напоминают посиделы в Купчино из вопроса выше.

Почему человек может переслушивать один и тот же трек множество раз, годами, а фильмы или картины мы смотрим повторно не больше 2-3 раз? Чем наши уши отличаются от глаз?

Не знаю. Все люди разные: если у тебя так, то, наверное, ты из тех раритетных парней, которые любят музло. Если хочешь, можно пофантазировать, что кино такой слишком концентрированный вид искусства, где картинка, диалоги, саундтрек собраны специально в пучок, чтобы максимально воздействовать в определенный момент времени на зрителя. Музыка более рассредоточена и абстрактна, наверное, поэтому, когда ты её воспринимаешь, у твоего воображения больше свободы… Впрочем, я считаю подобные рассуждения херней.

Русская независимая музыка 80х в её лучших проявлениях черпала вдохновение на западе. Цой, Гребенщиков — эдакие петербургские хипстеры, ориентирующиеся исключительно на англоязычную музыку. Начиная с 90х, мы получили «русский рок», когда куча людей, услышав новую музыку на русском языке, начали копировать ее, зачастую создавая копии копий. Результат был достаточно отвратительным. Ты не думаешь, что похожее происходит сейчас, когда некоторые группы, не слушая первоисточник, начинают копировать тебя, или «Барто», или Феликса Бондарева? Я часто сталкиваюсь с весьма третьесортным творчеством, где подобное копирование очевидно.

Ну я почти не натыкаюсь на такое. Мне очень редко что-то могут застенчиво скинуть, написав, что вдохновились SD. Меня это улыбает. А опираться на русскую музыку, когда пишешь по-русски, намного проще, я по себе знаю. В школьные годы, когда был выбор послушать БГ или «Битлз», я чаще выбирал БГ, так как от песен на русском более родное, близкое чувство.

Когда ты в институте играл в группе ЦРУ, вы бы взяли на гитару тридцатилетнего патлатого мужика с усами? ОК, это юмор. А вопрос таков: насколько серьезно в России назрела болячка эйджизма? Почему шестнадцатилетних ребят, сходящих с ума по твоим песням, можно презрительно называть малолетками?

В России множество болячек, связанных с разнообразными «измами». Россия не очень толерантное место. Презрительное отношение к кому бы то ни было — это местный вид спорта.  Думаю, из-за собственных комплексов. Я это понимаю, у меня такое тоже было. Но теперь я справился с ними и могу насладиться всем разнообразием нетерпимости, цветущей вокруг, до полного удовольствия.

Ты прожил достаточное количество лет, чтобы видеть, как нечто редкое и клёвое превращается в масскультуру. Когда-то считавшийся эклектикой и авангардом Сальвадор Дали превратился в плакаты, висящие в туалете, фильмы Дэвида Линча стали мемами, из картин Густава Климта делают сумки и зонты. Что это за процесс, чувствуешь ли ты его и как живешь с этим?

Это заслуженное признание крупных мастеров. Если репродукцию художника вешают в Макдональдсе, можно говорить, что этот художник вошёл в пантеон мировой художественной культуры и его необходимо знать массам, чтобы считаться пресвященными. Я как раз часто наблюдаю обратный процесс. Что-то редкое и клевое для меня в нулевых практически исчезает из интернета, так и не став чем-то значимым. Например, группа Blank Dogs, или Strange Boys, или группа Actress (pre-New York Dolls, их вообще хрен найдешь). Когда-то это смогло перевернуть сознание, так и не став общим местом.

Под какую песню, вышедшую из-под твоей руки, лучше всего заняться любовью? И что если ты написал трек, когда тебе было очень херово и ты сидел в трусах на диване весь грустный, а сейчас под неё трахаются тинейджеры?

Мне все равно, что происходит с вышедшими песнями. Они существуют для жизни. Трек посоветовать не могу, так как сам специально не пробовал, не скажу, что подойдёт.

Padla Bear очутились в старом побитом минивэне в воображаемом туре. Что будет играть в салоне авто? Кинь небольшой плейлист именно для кайфовой поездки сквозь мглу и туман!

Blank Dogs, Hidden Ritual, Actress (pre—New York Dolls). Спасибо за внимание.