Колонка
Займет времени ≈ 3 мин.


Февраль 23, 2015 год
Наследие плененного времени: «Группа 47»
Наследие плененного времени: «Группа 47»

1945 год. Послевоенная Германия переживает безвременье: прошлое отринуто, настоящее выжжено и потому пустынно, а будущее – безмолвно и неизвестно. Страх повторения ошибок прошлого и нежелание допустить возвращения пережитого ужаса заставляет людей переосмыслить всё. Побуждает совершить революцию сознания и ума. Рубеж эпох – время, когда старое не может и не должно существовать, а на замену должно прийти новое. Так начинается следующая  эпоха – в умах, душах и сердцах.

Это уже было и до них: во времена, когда существующее терпит крах, происходит большое смятение, и человеческая мысль, словно феникс, требует возрождения из пепла.  Испанские писатели «Поколения 98 года», которые тоже в свое время пережили тяжелый социальный, моральный и политический кризис после краха испанской империи, стали хорошим примером для группы немецкоязычных поэтов и писателей, целью которых стало переосмысление опыта войны и противостояние гитлеризму. Так в 1947 году   появилась «Группа 47».

Первая попытка осуществить литературную миссию «возрождения» среди немецких литераторов состоялась еще до создания общества 47. Альфред Андерш, немецкий прозаик и публицист, будучи военнопленным в США, становится редактором газеты «Der Ruf» (в пер. нем. «Призыв»). Газета, тематикой которой является сопротивление войне и нацизму, переживание послевоенного опыта, анализ проблем современного поколения, выпускается совместно с художником Гансом Рихтером в оккупационной зоне и вскоре становится запрещенной властями США – «за нигилизм». Несмотря на все неудачи, молодые писатели и идейные союзники сохраняют идею о необходимости перемен.

Фото: DPA

Так, после закрытия «Der Ruf», в 1947 году по инициативе немецкого писателя Ханса Вернера создается литературная группа, членство в которой было не твердым, а собрания проводятся всего два раза в год. Формат встреч проходил при «открытых дверях»: приходили все, кто имел желание, а читали то, что хотели. За тем исключением, что на встречах должны были читаться только неопубликованные произведения, новинки. Некоторые говорили, что эти мероприятия носят не творческий, а политический и воспитательный характер. «Группу 47 создали не литераторы, а политически ангажированные публицисты с литературным честолюбием» — так высказался Х.В. Рихтер, участник общества. Критические дискуссии, поиски единого литературного облика группы (при плюрализме мнений) и новых способов отражения действительности – всё это умело облекалось в формат литературных встреч.

Как после длительного ливня стекаются в одну складку капли дождя, так и со всех частей Европы в ФРГ стали тянуться люди, гонимые ветром творческого вдохновения. Их участью стало переосмысление реально пережитого «здесь и сейчас», пусть анархистами или революционерами они себя не называли: они просто писали о том, что их тревожило, о проблемах времени и войны, пограничного существования собственного «я». Так данное общество смогло собрать на своих чтениях важнейших немецкоязычных деятелей литературы, чей неравнодушный голос мог быть услышан единомышленниками.

Среди авторов, вышедших из под крыла «Группы 47», были Гюнтер Айх, Альфред Андерш, Ингеборг Бахман, Генрих Бёлль, Гюнтер Грасс, Петер Вайс, Пауль Целан, Ханс Вернер Рихтер и другие. Многие из них потом станут известными на весь мир; некоторые получат премии, в том числе и Нобелевские (например, Бёлль и Грасс), станут классиками мировой литературы. К слову, у Группы была и своя премия за наиболее признанные произведения, которой удостоились Айх, Бёлль, Бахман, Вальзер, Грасс, Бобровский и Биксель.

Безусловно, молодую западногерманскую литературу нельзя назвать явлением автономным. Авторы вдохновлялись американскими классиками (Ш.Андерсон, Т.Вулф, Д.Стейнбек, Т.Уайльдер, Э.Хемингуэй), уважали творчество европейских литераторов. Традиционализм вкупе с тягой к авангарду и всё же большая независимость – наверное так можно охарактеризовать стилистику, которой придерживались авторы группы. Огромное число эссе, очерков, репортажей, постепенный переход от журналистики к художественной литературе,  характеризовавшийся симбиозом репортажа и рассказа – всё это стало предпосылкой развития бунтарей в настоящих мастеров слова. Позже многие репортажи станут лейтмотивом больших художественных произведений, ведь именно репортаж (наряду с оголённой поэзией) сообщает об увиденном от первого лица. Так рождалась уникальная стилистика «Группы 47».

Всего общество просуществовало 20 лет (1947 – 1967). Рост протестных настроений в Европе, конфликт поколений и расхождение идеологических позиций членов объединения привел к утрате регулярности собраний и прекращению деятельности группы. Авторы, участвовавшие во встречах, не прекратили свой литературный путь после, некоторые его продолжают до сих пор.

Мало кто сегодня помнит о «Группе 47», но наследие, оставленное членами сообщества, внесло большой вклад в развитие мировой литературы. Образ творчества любого из авторов является уникальным и неповторимым, но вместе с тем каждый отображает общую судьбу своего поколения – потерянного, утраченного, но искавшего светлое будущее.