Библиотека,
Займет времени ≈ 180 мин.


Ноябрь 19, 2017 год
Иллюстрация: Григорий Ющенко
«Гопники»
«Гопники»

← К оглавлению

Содержание:


Нежность

Она сказала: "Пошел на хуй".

Я бегал за ней три месяца, с марта по май. Она говорила, что, может быть, будет со мной "ходить".

Зимой она ходила с Журой. Он старше нас на три года – с семьдесят первого. Весной его забрали в армию. Хотели осенью, но он крутился. Открутился бы совсем, но отъебошил мужика в троллейбусе. И менты сказали: или в зону, или в армию.

Пацаны говорили: она с ним ебалась. Я сначала не верил. Но потом, на Новый год, Жура со своими пацанами были дома у Калининого брата. Жура и Калинин брат кентуются. А Калина – он в "а"- классе учится – тоже с ними был. И потом сказал, что Жура с ней ушли надолго в комнату и там закрылись. Может быть, на полчаса, а то и час.

*

Она сказала:

— Помоги по алгебре. Пошли ко мне домой после уроков, а?

И мы пошли. И я помог ей. Потом мы с ней курили на балконе, и она нашла ликер в заначке у своей мамаши. И мы с ней выпили по тридцать капель.

Назавтра ей по алгебре поставили "пятерку". Наверно, в первый раз с начала года. За это родоки ей дали пять рублей.

Она сказала:

— Хорошо, давай ты будешь мне все время помогать по алгебре. И, может быть, еще по геометрии? И, может быть, я "похожу" с тобой.

И я спросил:

— А Жура?

— У меня с ним все.

*

Я часто предлагал:

— Давай пойдем в кино. В "Октябрь" или в "Родину". Потом в "Пингвин" — мороженого там, коктейль молочный.

— Не, давай когда- нибудь потом.

Сегодня я опять ей предложил. А она мне:

— Пошел ты на хуй. Ты мне надоел. Ты думал – я с тобой серьезно стала бы ходить? Ты на своем районе нулевой. И я вообще давно хожу с Калиной- старшим. Мы ходим не в "Пингвин", а в ресторан "Турист", ты знаешь? Просто я хотела, чтоб ты мне помогал по алгебре. А сейчас это уже не надо. Потому что я уйду после десятого. Я в педучилище пойду. Я в том году не поступила, потому что блата не было. А сейчас мамаша нашла блат. Так что, мне алгебра теперь до жопы. И ко мне не надо больше приходить. Если придешь – я не открою.

И тогда я ебнул.

Со всей силы.

Кулаком.

Она упала на ковер.

Задралось платье. Я увидел край трусов.

Из носа пошла кровь.

Она заплакала.

— Ты, блядь, сломал мне нос! Ты знаешь, что Калина с тобой сделает?

Я понял: мне пиздец.

Так страшно было только один раз: когда я с Пыром лазил на девятиэтажку. Мы с ним дошли до края крыши, и он меня схватил – как будто хочет скинуть вниз. Я чуть не обосрался.

Она дотронулась до носа, вымазала пальцы кровю.

— Что ты стоишь? Иди отсюда вон.

— Прости, я не хотел…

— Уёбывай!

*

Что, блядь, делать? Что, блядь, делать? Что, блядь, делать? Калине- старшему двадцать лет, учится в "технаре". Ходит за район с восьмого класса. Метр восемьдесят два. Занимался боксом года три – занимался бы и больше, но отпиздил тренера. Не своего, а другой группы. Правда, тренер пьяный был, но все равно…

Что, блядь, делать? Он меня убьет. Летом можно будет сидеть дома, никуда не выходить. "Родокам" что- нибудь напизжу. Заебешься, конечно, дома сидеть — читать и смотреть телевизор. Хотя, чемпионат мира… Только до каникул еще две недели. Так что, все, пиздец. Спи спокойно, Саша. "Умер смертью храбрых". 1974- 1990.

*

Выхожу на улицу. Уже темно. Заебись. Хотя б дойти до дома. Ну а там — все по хуй.

Иду быстро. Почти бегу. У ее соседки тети Нины дома телефон. Она могла пойти и позвонить. Кому? У Калины, вроде, нету телефона. Или есть? Но хули он сидел бы дома — наверно, где- нибудь гуляет…

Иду не по улице. Двор дома рядом со столовой. Столовая. Наверно, свадьба. Мужики в костюмах. Бабы. Все бухие. Курят.

На остановке на Рабочем — никого. Может, сесть на "тралик" и проехать остановку? Только заебешься его ждать.

Иду во двор. Дом, где аптека. Навстречу — Шуня с того дома. Мы здороваемся. Иду дальше.

Во дворе, где промтоварный, дед ебется с мотоциклом. Снял какие- то детали, разложил на тряпке.

Все. Вот и моя девятиэтажка.

И пиздец… Калина, Лысый и Андрон. Блядь, не может быть… Блядь, откуда они знают?

Я подхожу. Здороваются. Видно, что уже бухие.

Лысый спрашивает:

— Малый, деньги есть?

— Не, нету.

Калина лыбится.

— Это ты хотел ходить с моей малой? Выебать ее хотел, да? А если мы тебя сейчас выебем, а? Я пошутил, не ссы. И можешь с ней ходить. Я ее кинул, на хуй. Заебала меня, дура. Ну, ладно, держи пять.

Пацаны жмут руки. Я иду в подъезд.

Жду лифт. Они на улице про что- то говорят. Смеются.

Лифт приходит. Я сажусь. Жму кнопку "5". Кабина обрисована фломастером, а лампа — спичками.

*

Родоки сидят у телевизора. Съезд народных депутатов или что- то вроде этого.

Я закрываюсь в комнате. Магнитофон. "Кино".

Бля, покурить бы. Есть в заначке сигарета. Но ведь не при "родоках".

А вдруг Калина подъебнул меня? Что вообще они здесь делали? Ни разу их не видел возле своего подъезда…

В дверь звонят.

Я слышу: "Да, он дома".

И шаги. Дверь открывается.

Мент- участковый.

— Что ты сделал? — говорит мамаша.

*

КПЗ.

Мужик с разбитой мордой спрашивает:

— А тебя за что, пацан?

— Отпиздил бабу.

— Заебись. Так им и надо, сукам. Молоток. Сейчас с тобой покурим. Здесь, вообще, нельзя, но это похуй. Я от них, бля, сигареты спрятал в жопе. Ты ведь куришь? А потом съебемся, на хуй. Ты меня, бля, слушай. Я хуевому не научу. Все будет заебись.

К следующему рассказу