Колонка
Займет времени ≈ 3 мин.


Март 16, 2017 год
Иллюстрация: Анастасия Дмитриева
Букинистам
здесь не место
Букинистам здесь не место

Рукописи не читаются и не продаются

 

Власти Москвы с 1 января 2017 года освободили книжные магазины от уплаты торгового сбора, который сами букинисты называли едва ли не смертным приговором.

Решение столичного правительства можно считать прецедентным: после того, как в Москве объявили об аннулировании платежей, российские регионы также отказались от введения торгового сбора.

 

Спасти рядового книжника

По ядовитой иронии судьбы, торговый сбор в отношении книжных лавок ввели в 2015 году, объявленным Годом литературы в России. Согласно принятому закону, магазины, расположенные в Центральном административном округе Москвы, обязали ежеквартально уплачивать 60 тысяч рублей плюс 50 рублей за каждый метр свыше 50 «квадратов», а лавки в других районах города — по 30 тысяч или 21 тысяче рублей (чем дальше от центра города, тем меньше сбор).

Ставки оказались неподъемными, и эта мера едва не похоронила книжный рынок столицы. Если по состоянию на сентябрь 2014 года в Москве насчитывалось 226 букинистов, то в октябре 2015-го – 199. Закрылся даже магазин «Подписные издания» на Кузнецком Мосту, проработавший больше 80 лет.

Теперь торговый сбор аннулировали. Более того, Минкульт выступил с новой инициативой и предлагает отменить или существенно снизить арендную плату для книжных магазинов в учреждениях культуры. Если решение поддержат, это даст еще немного кислорода букинистам.

Правда, все законодательные меры могут оказаться бесполезными, потому что ни книги, ни книжные лавки россиянам не нужны. 

 

Читатеless

Парадоксально, но столица, несмотря на звание города высокой культуры, этот статус не оправдывает вовсе. В Париже с населением менее 3 млн человек открыто более 700 книжных магазинов. То же самое можно сказать о Стокгольме, Будапеште или Варшаве: в пересчете букинистов на количество горожан европейские столицы значительно опережают Москву.

«По количеству магазинов на душу населения Москва занимает не первое и не второе место даже в России, – рассказал издатель и публицист, один из соучредителей магазина «Фаланстер» Борис Куприянов. – В столице работает около 190 книжных лавок, а в Петербурге – совсем чуть-чуть меньше, около 170. Москва тотально не книжный город, и для этого множество причин: и дорогая аренда, и отсутствие культурной преемственности и городских традиций. В Новосибирске, Иркутске, Красноярске, Владивостоке, Петрозаводске, не говоря уже о Петербурге, проводятся городские книжные ярмарки, а в Москве – нет. Столица пользуется федеральными или независимыми ярмарками, как та же «Нонфикшн».

«Фаланстер» — одно из знаковых мест на литературной карте Москвы, поэтому к мнению Куприянова нельзя не прислушаться. Лауреат премий «Дебют» и «Триумф», полуфиналист «Нацбеста» и «Большой книги» писатель Алиса Ганиева вспоминает: «Никогда не отличалась левизной, но магазинчик этот полюбила еще в студенчестве — за атмосферу, удобные цены и хмурых продавцов-интеллектуалов. Сюда интересно заглянуть сразу после соседней богатой и яркой «Москвы» — в «Фаланстере» гораздо семейнее и дешевле». 

В свою очередь, Стас Гайворонский, основатель магазина «Ходасевич» на Покровке, отмечает: «Сейчас уже много независимых книжных магазинов по России. Если так пойдет, то через несколько лет по хорошему книжному будет в каждом городе с населением от ста тысяч жителей».

При этом последние новации властей, связанные с букинистами, книготорговцы оценили сдержанно, если не сказать – скептически. «Я не стану оценивать отмену торгового сбора как положительное событие, потому что это единственно возможное решение, которого мы добивались в течение двух лет, – подчеркнул Куприянов. – Десятки книжных магазинов писали открытые письма, но отменить сбор удалось только при активном содействии замминистра экономического развития, только федеральное министерство вразумило власти Москвы». По его мнению, мера оказалась запоздалой: значительное количество букинистических и книжных лавок закрылись и больше никогда не откроются.

Гайворонский, напротив, отметил: «Как вы думаете, как люди, связанные с книгами, могут оценивать эту инициативу? Думаю, положительно. А все главные трудности находятся внутри нас. Основная трудность – это лень. Вторая трудность – это глупость. Впрочем, вторая проистекает из первой».

 

Советские стереотипы

Одним словом, закрытие книжных магазинов имеет под собой и вполне рыночные основания. Как ни печально признавать, романы и повести сегодня россиянам не нужны. Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ в 2014 году, 36% россиян признались, что практически не читают. В 2009 году таких респондентов было 27%, то есть доля нечитающего населения страны ежегодно увеличивается на 2%, и это не может не настораживать. В такой ситуации никакие законодательные поблажки частных букинистов не спасут.

Можно сетовать, что россияне утратили звание «самой читающей нации в мире». Впрочем, она никогда такой не была. Гайворонский нисколько не разделяет советских иллюзий и говорит: «Моды на книги никогда не было. СССР ошибочно назвали самой читающей страной, потому что чтение было одним из немногих развлечений. И читали люди разную ерунду. Впрочем, как и сейчас».