Колонка
Займет времени ≈ 23 мин.


Декабрь 5, 2017 год
Иллюстрация: Каф
Букет Алехина
Букет Алехина

Несколько месяцев назад мне позвонил Женя Алехин, номер которого остался у меня с того времени, когда я одалживал у него камеру для "Алко-триптиха" Дессе — потому я признал его сразу. Алехин предложил мне цикл текстов, которые он пишет накуренным. Говорит, что у него иногда возникает потребность написать что-то в те редкие минуты, когда дунул. Я, конечно, согласился — грешно упустить подобный контент. На этом, казалось, дело заглохло. Однако вчера пришло письмо с пятью текстами. И на деле рассказами их назвать очень сложно (как и читать), и вообще вся эта легенда, кроме наличия накуренных текстов — пиздеж, который мы придумали только что, перед публикацией, и я уже забыл зачем, это была идея самого Алехина. Наверное, чтобы придать какую-то форму получившимся ошметкам мыслей и кириллицы. 

Из-за его конфликта с формой получившихся текстов мы решили пустить это в моей колонке, где в течение пяти дней я буду выпускать по тексту в сутки. Так как на руках у меня не все материалы, официально заявляю — если Алехин не пришлет как минимум пять текстов и этим оборвет заявленный цикл — будет не пацаном, а чертом.


 

Текст первый. "Метод Джерома"

 

Вымышленное предисловие редактора

Алехин позвонил мне и сказал примерно следующее, только длиннее раз в 5:

— Бля, беда. Я написал четвертый текст. Короче я пытался изобрести репера, такого же как я, только чуть старше. И его разговор с читательницей. Я представил себе, как Сэлинджер переписывается с какой-нибудь своей поклонницей (юной целочкой, ты же знаешь, что он обожал целок?) в телеграме. Короче я написал этот текст, и подумал, что Сэлинджер бы все иначе делал. У него бы все под водой было, потому что он был мастер того, что Хемингуэй называл "эффект Айсберга". А у меня тут все на поверхности. Короче я хуй знает, брат, if you want to know the truth.

Ну все, подумал я. Парень увольняется. Я спросил:

— То есть что с новым текстом? Его не будет?

— Это грустное идиотское чтение.

— Ты мне пришлешь его или нет?

— Да, я уже скинул.

— То есть скинул, но не для публикации?

— О, нет, делай, что хочешь. Такую фигу в кармане не удержишь. Думаю, все кроме меня это уже и так все знали. Что я поехавший дурень.

— Я такого не замечал. По-моему ты один из лучших писателей. Вернее, один из моих любимых.

— Ох, блядь. Это приятно слышать, конечно. И грустно. Зная, какое это болото, приятно быть чьей-то любимой жабой. Публикуй.

Мы попрощались, и я открыл очередной текст:

 

william h macy в молодости 21:54

Что делать тупой тринадцатилетней идиотке, которая пишет своему выдуманному принцу раз в месяц в потрёпанной тетради, а он не приходит и не стучит к ней в дверь?

 

Шляпа Шаляпина 22:04

Ну жить, не знаю. Учиться, гулять, ходить в продуктовый, смотреть сериалы. Я бы так поступил на ее месте. Ну и продолжал бы иногда писать в тетрадь, а иногда и по сторонам бы смотрел, не проебу ли я чего-то? И перестал бы кокетничать, называть себя тупой (смайлик с недоуменным ебалом).

 

william h macy в молодости 22:11

А как ты нашёл свою любовь и как она нашла тебя?

 

Шляпа Шаляпина 22:13

Когда переставал искать, страдать и ныть — она сама тут же приходила. Само собой случается. Но не факт, что это любовь будет навсегда и принесет счастье. Как правило ты вспоминаешь с досадой, что уже не в том времени, когда ты был один. А ты влюблен и зачем-то все это терпишь, и не можешь другого выбрать, потому присосался к этому на собственное чувство вины и обиду на твою половинку. Ну это я все упростил конечно, тренируюсь писать тексты такого объема просто. Думаю рекламой начать зарабатывать.

 

william h macy в молодости 22:17

Хех, деньги бы начал зарабатывать) просто за все свои 20 лет я успела многое, а полюбить нет. Даже в одностороннем порядке

 

Шляпа Шаляпина 22:18

Про рекламу это я пошутил (на всякий). Ну кто-то за всю жизнь не успел.

 

william h macy в молодости 22:18

Я про деньги тоже)

 

Шляпа Шаляпина 22:18

Папу, маму, любите? Друзей любите? (Я понял по смайлику).

 

william h macy в молодости 22:19

Но это не совсем любовь

 

Шляпа Шаляпина 22:19

Это как раз совсем любовь. Остальное — страсть, желание обладать — это инстинкт. То есть приходим к выводу. За 20 лет вы не нашли человека, с которым бы хотели размножиться. Мы же о гетеросексуальной любви говорим? Или для вас такого нет разграничения? Я думаю, мужики просто стали тупее баб. Женщины умнее наконец, права получили, а они эволюционно выше стоят, я как-то телевизор в Челябинске смотрел, слышал такое. Вернее они не нужны стали просто, мужики. Размножатся то нахуя? Можно несколько мужиков оставить, если вдруг нехватка людей будет. По одному на континент. Людей и так много, пушечного мяса хватает. Ну и, говорят, ядерное оружие у нас есть. Зачем мужики тогда?

 

william h macy в молодости 22:23

Только гетросексцальной

 

Шляпа Шаляпина 22:23

Женщина уже не рассматривает мужика как объект старой доброй страсти. Либо просто может подрочить о него, либо вообще пройдет мимо. Я просто накурился немного. И вы меня подтолкнули к такой теории. Уверен, многие до нее уже додумывались, но я вот только сейчас, в свои 43 года догадался. Но теорий так много. До всех сам заебешься догадываться, тем более до таких мелких. Но моя теория мне (а я сейчас сыт, почти здоров и, повторяю, накурен) кажется очень стройной. Уверен, когда я взгляну на нее трезвым и голодным, найду там немало огрех.

 

william h macy в молодости 22:26

Хех, только сегодня мой психотерапевт сказал мне такую фразу, william h macy в молодости вы замечательная молодая девушка, но у вас две беды . Вы умная и жёсткая, и вся боль в том, что вам это нравится.

 

Шляпа Шаляпина 22:26

Так и сказал, вся боль? Ебать, подкат. Я как раз хотел тот же ход провернуть. Вот уже написал текст, но замешкал отправлять (не смотрел при этом ваших фотографий) — написать: "А ты красотка". Ну немного походить вокруг да около, сделать вид, что я вас пытаюсь выебать. Прикинуться, что я практикую подкаты в духе моего друга старика Зорана. На самом то деле я просто нахожу женственную (по старомодному) девчонку, машу ей своими ручащами перед лицом и кричу: "На меня твои подкаты не действуют!"

 

william h macy в молодости 22:27

Хехе, очень смешно.

 

Шляпа Шаляпина 22:27

А потом хотел спросить у вас: ну как? Никакой страсти не появилось? Короче, когда этот психотерапевт тебя похвалил, не возникло сексуальное чувство? Он все за меня сделал уже.

 

william h macy в молодости 22:29

Он после этого начал жёстко меня клеить, рассказывать, что он в прошлом панк, что было бы ему 23 он бы без вопросов начал бы ухлёстывать за мной, и начал склонять меня к тому, что в моем случае выборка мужского пола идёт от 26. Мне было неловко, от того, что он мой как бы врач. И я покраснела

 

Шляпа Шаляпина 22:30

Значит что вам он кажется не очень умным человеком. Если показался бы умным — должно возникнуть что-то, а если еще и красавец, вообще довинтить можно, тут как шахматы, кто кого не раскусил, то и просит отыграться — заинтересовывается. Так мне это видится. Но сейчас я напроч отключил критическое мышление и (сытый, пивший целый день свежевыжатые соки, довольный, со здоровым румянцем, вечерком дунувший) и нахожусь в стадии самолюбования. Хоть возможно вы раскусили во мне шарлатана, я все же представляю довольную публику. О, ну круто. Короче он тебя немного развел. Я хотел написать "ты", а потом сделать приписку, что случайно. Но подумал, ебать, это уже низжий пилотаж. То есть это и есть психотерапия? Ну, ебать. Такие сеансы я и сам могу с собой проводить. Сэкономлю денег. Просто тоже хотел начать ходить по возвращении в Петербург.

 

william h macy в молодости 22:32

Или заработать на ком-нибудь ) На самом деле такое себе занятие, но иногда забавно

 

Шляпа Шаляпина 22:32

Это все равно, что сценарии к рекламе писать.

 

william h macy в молодости 22:32

Люблю первый сеанс

 

Шляпа Шаляпина 22:33

Писал уже такое. Не очень понравилось.

 

william h macy в молодости 22:33

Рассказывать свою историю, и смотреть на лица этих всезнаек

 

Шляпа Шаляпина 22:33

А, вот почему вы мне написали. Это и был первый сеанс.

 

william h macy в молодости 22:33

Я не знаю

 

Шляпа Шаляпина 22:33

Но моего лица то не видно. А, бля, я же реально, как всезнайка ответил.

 

william h macy в молодости 22:34

Я вас уважаю, была уверена, что не ответите, а вы ответили

 

Шляпа Шаляпина 22:39

О, у меня родилась охуенная идея. Я давно предлагал Никите сделать ряд публикаций на "Дистопии". Типа тексты от накуренного Алехина. Я вообще редко этим пользуюсь, мало курю, я алкоголик, который половину своего времени сушится, а треть пьет. Остальное время лежит в постели и думает, что упустил все шансы в жизни. Короче трезвость. Трезвый образ жизни веду сейчас, а от этого быстро превращаешься в робота, появляется охуенная самокритика, не можешь писать, разучаешься (!!все это было, ты выпал из единственного поля в котором ты умеешь писать, "унылый реп", в общем трезвому нужно только расти вверх, а это не творчество, это конформизм ебаный, расти вверх, надо угарать и кайфовать и все в рот ебать!!). Поэтому хорошо дунуть (но очень редко, иначе толерантность появляется, и хуй, никакого угару). И вот дунешь и все кажется уникальным. Вкус пищи, твоя теория, твоя жизнь, блять, можно писать целыми днями.  Надо было сказать просто такая идея. Я один раз так решил, что я Иисус, накурившись. И написал Новую библию. Мультсериал про "Зихера".

 

william h macy в молодости 22:42

Я иногда тоже скучаю по психозам и прошлой жизни. А вот уже полгода живу без алкоголя и каких либо наркотиков. Это так сложно. Но мозговая структура штука забавное, наебать себя как 2 пальца, плацебо законодательством никто не запрещал.

 

Шляпа Шаляпина 22:42

"Зихер" — тот, кто часто и небрежно косячит. При этом не испытывает никакого сожаления или стыда. Такое бы я дал определение этому слову для словаря.

 

william h macy в молодости 22:44

А я видела дьявола, вернее ощущала его внутри и разговаривала с ним. Мы играли в игру на выживание, постоянно повышая ставки.

 

Шляпа Шаляпина 22:44

Во, нашел у себя на фейсбуке сценарий. Ну вы это описали очень пошло. Это, да, со всеми людьми иногда происходит, если он не идиот и не принял свое место в теплой ванне ссанины, он начинает много думать, и кажется себе настолько умным, что дьяволу есть до него дела. Вот он, малыш мой, сценарий, который я написал в 2014 году на улице Жукова во время съемок фильма "Черная вода", после чего попал во временную дыру, осознал свою божественную природу и открыл для себя, что мой партнер по съемкам Дима Богдан, хоть и актер, но федерал под прикрытием, и я — его задание:

 

"Зихер. Серия один.

Появляется картинка — черно-белый комикс. Зихер в своих вытянутых подштанниках выглядывает из-за дома и видит велосипедиста на велике.

Заставка: ЗИХЕР, ГЕРОЙ КОМИКСА.

Картинка оживает, становится цветной.

Зихер выскакивает перед велосипедистом, останавливает его.

Зихер:

— Братан, я так накурился, умираю. Давай ты мне дашь свой велик, я доеду до дома. А ты придешь и его заберешь.

Велосипедист просто уставился и смотрит на Зихера. Ничего не отвечает, не понимает такой наглости. Тогда Зихер (это его аргумент, который он будет использовать всегда, чтобы добиться желаемого, и всегда этот аргумент будет срабатывать) говорит:

— Тебе все равно похуй, а мне заебись!

Склейка.

Зихер едет домой на велике. И тут из всех окон выглядывают люди, все прохожие оборачиваются, тянут руки в сторону Зихера и поют:

— Только не умира-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-ай.

Заставка: ЗИХЕР, ГЕРОЙ КОМИКСА.

Конец первой серии".

 

william h macy в молодости 22:48

Ахахахаха, это гениальная фраза, — Тебе все равно похуй, а мне заебись!

 

Шляпа Шаляпина 23:00

Бля. Отпустило. И разъебал свою теорию. Или подтвердил. Или все-таки разъебал? Ведь тупой мужик для иной бабы истинная страсть, ебать, как это упростить, как отношения с бабой превратить в простой пример. Надо поесть сладкого. Спасибо за беседу, пойду чай поставлю.

 

william h macy в молодости 23:01

спокойной ночи, спасибо

 

Шляпа Шаляпина 23:02

А вот еще. А нет. Это не вам.

 

на этом рукопись обрывается


Задумался, что песенно-творческому пути Алехина уже 14 лет, и, возможно, что скоро к нему на концерт будут приходить его же внебрачные потерянные дети. Но дети почему-то представились мне с его же лицом: тощие подростковые ручки-ножки, а сверху — старая голова Алехина. Уточню, что я здесь в трезвом уме, в отличие от Жени. 

И вот мне пришел его второй текст, по заголовку которого плачут звездочки, да ремарки о возрастном ограничении. Но в данном случае это походило бы на цензуру японского порно с гэнг бэнгом и размытыми пикселями на причинном месте.



Текст второй. "Сосиска eбeт булочку"

 

Все-таки неправильно я выбрал формат. Надо было делать так: один день укуриваешься и пишешь рассказ, другой день напиваешься, потом нюхаешь порох, потом ставишься герой. Тогда эксперимент был бы интересней.

Не, такое наверняка уже делали еще в детском саду битники. Керуак лизнул новой краски в фойе детсада, бежит к Берроузу, который в это время как раз отсасывает у другого малыша…. «Эй, Уилли, я плидумал, давай упалываться каздый день новой хуйней и писать по ласказу… Уилли, Уилли… Посол нахуй Джек, я лучсе полизу писю этому тупому лоховатому толстику…»

Нет, у меня терапия. Я же за это взялся, чтобы не пить, чтобы мозги работали и после своих страшных стишат, которые я пишу целыми днями, снимать напряжение, оставлять мозг в рабочем режиме и не впадать в хандру.

Тупик.

Так. Перемотка влево, вле-влево..

Я собирался сегодня взяться за рассказ "Я — Нилу, повар без кухни", но мне принесли не той травы. Еда-то стала вкуснее, тело свое почувствовал, опять-таки подержался даже за свой пах. Но вот полета мысли нет, скорее она еле волочится. То есть стал соображать еще хуже, чем соображал, боже мой, кажется, что я начал этот абзац неделю назад. В связи с этим я расскажу вам про мой единственный секс по телефону. Нет. Сегодня день без бекспейса. Поэтому очень важно не сказать ничего лишнего. Придется написать самый лаконичный текст. Вот так выглядят мои темы:

1. Падение четвертой стены

2. Буковски в воронеже

3. Сеанс

4. Первый телефонный секс

5. Как феликс меня нанюхал феном

6. Оооо. Охуенный текст про то, как как-то раз меня откомментил Хан Замай, когда я решил, что он пытается меня сглазить, и у меня затряслись руки, как будто я с нечистью общаюсь после тура, ведь я тогда как раз заполнял бюрократическую хуйню, которая мне нужна была, чтобы въехать в <…>

Тут я отвлекся и история родилась. Короче я курнул, потом вернулся к рассказу, а тут мы начали снимать кулинарный видеоблог

Пока Богдан менял батарейки в камере, я уже сожрал основу для пиццы, которую мокал в кетчуп. Короче ничего не осталось в итоге я скучно, черт

Отсутствие бекспейса
это самый грустный стенд-ап

Не хотелось все это рифмовать со спуском в ад, поэтому я встал и сделал себе чай. Насыпал сахару, глотнул и было так вкусно. И я подумал: все-таки круто быть Сэтом Рогеным. Накурился, вкусного сожрал, и тут — "Сосиска ебет булочку! Ахахаха", — Сэт Роген задирает голову к потолку, долго ржет, потом бежит к ноутбуку и начинает писать сценарий к гениальному мультфильму "Полный расколбас". Вот я сейчас, когда расписывал эту сцену, почувствовал себя Сэтом, укурком, перевернувшим вселенную, но в целом второстепенным комиком, неожиданно получившим самые великие три слова, что он мог услышать. СОСИСКА EБEТ БУЛОЧКУ.

то, как протекает наша жизнь

Вот, собственно, моя автобиография, дорогой Андрей Борисович. Я пытался нарисовать для вас не скучные факты, а лишь мое ощущение от жизни, которая дает множество возможностей и невозможность их реализовать.

Алехин Женя, 10 класс


Обычно, обращая внимание на значок огонька возле названия какого-то плешивого паблика, внутри зреет надежда на то, что это огонь Герострата, а не Прометея. Кто сейчас верит в богов? А в Герострата — запросто. Исключением является разве что пара пабликов, куда попадает и сообщество "Макулатуры", которое получает огонек во второй раз, в честь чего мы продолжаем выжимать из него все соки вашего внимания. 

Тем временем, идет третий день цикла записей, а Алехин остается пацаном — новый текст у меня на руках. Кажется, Женю начинает отпускать, так как тексты становятся больше похожи на мысли-черновики к его регулярной прозе, а не на транскрипции спиритического сеанса.



Текст третий. "Толерантность"

 

Моя реп-кухня зародилась так. Мачеха сказала мне: «Я смотрела интервью. И там сказали, что рэпер — это только тот, кто пишет рэп, слушать его недостаточно». Поэтому мне пришлось написать дисс на своих одноклассников. Это были два высоких брата-близнеца, любители металла. Я всем вру, что это было двадцать лет назад, на самом деле прошло еще только 19. То есть я был не двенадцатилетним самородком, а тринадцатилетним с ломающимся голосом и лоснящимся лицом-семечком дяденьки. Короче, я написал на них дисс, где предложил им искупаться в ванне спермы. (Вру, тогда я не знал, что так можно писать, поэтому я это просто сказал им прозой уже после первого своего короткого выступления). После чего один из них переебал мне так, что я подлетел и упал на школьный пол.

— Я победил, — сказал я, ухмыляясь, и неуклюже пытаясь встать.

Мне очень редко покупали новые шмотки, но тогда на мне были они. Джинсы-бананы «кардинал» и клетчатая толстовка с капюшоном (тогда не говорили «кенгуруха») «зе норс фейс». Именно так и должен был выглядеть репер в моем представлении. 

* * * 

Что такое победа я узнал за три года до этого, в 10 лет. В моей личной истории какой-то сбой. Я не знаю, то ли жесткий диск уронили, то ли что еще. Но у меня вот до пятидесятилетия победы ничего этого не существует. И тут быстро, хуяк, просто новая линия, в которую я должен вникать. Там еще пихают всякие фильмы, они идут целыми днями. Я так охуел, что в итоге начал уже задним числом сочинять, чтобы как-то понятие войны не изувечило зачатки моей личности. Короче, придумал себе ложное воспоминание, или вспомнил правду, это одно и то же. Сижу я, пятилетний карапуз, вижу Сталина, который машет мне рукой, и думаю: «Отец Ленина», — а Ленин, думал я — наш действующий президент. Все ведь говорили: «Ленин жив». И вот, в этот день я узнал, что такое победа. Победа, ребята, — это, конечно, пиздец.

* * * 

Это слово всегда притягивает к себе, напоминая нам, что умереть будет не так просто, что к этому моменту надо себя духовно подготовить. «Пиздец» просто так не прочитаешь и тем более не произнесешь, мне лично сразу хочется выбрать звонок другу. Бородатый малыш Михаил Енотов обычно помогает в таких ситуациях, он в нашей семье отвечает за библейские вопросы. Знаете, всем детям не обязательно все знать, проще, когда каждый ребетенок только в одном вопросе разбирается, так вам их всех будет легче контролировать. Вот и я за пределы своей кухни не выхожу.

* * * 

Так о том я и говорю. Пока личность есть, тобой можно управлять. Поэтому все великие умеют на время отказаться от личности, сойти с ума. Тебя уже в угол загнали, а ты переходишь на другую радиоволну и они просто вокруг твоего туловища гуляют, да попинывают. Потом повестка сменилась у них, вспомнили, что ты пассажир неопасный, просто сильно любопытный до не тех вещей. А в каких-то ситуациях даже удобный, как подтверждение народной мудрости о том, что все умные говно жрут. Но ладно, пусть работает совестью, — так они, по-моему, говорят в этих случаях. Короче, моя оценка человеческой личности такая: только серая масса личность имеет. О таких вещах даже иным тоном, кроме как тоном юродивого не скажешь. Стилистически никакого труда особо, зато антураж появляется. Потому что когда мы открываем дверь «Михаил Енотов», тут сразу и Достоевский на подходе.

* * * 

Единственный завод, на котором мне доводилось работать, производил газводу. Моим непосредственным начальством были кладовщики, один из них даже книги читал. Может тогда я и подумал, что как в настоящем мире бывают интеллигенты, так и в мире интеллигентов может быть настоящий ребенок. Сейчас вот у меня был тур, я там в унитаз окунулся, и неделю назад вынырнул на детокс-диету. Встал сегодня, выпил воды, через десять минут тыквенный сок (с небольшим добавлением сока брокколи), сел за компьютер, вхуярил 2 смм-поста. Потом залил соевым молоком мюсли, позавтракал. Хуяк, на четыре часа за комп. Бытовой райдер написал, реп-планы на несколько месяцев вперед рассчитал, письмо в типографию написал, как там тираж «Медеи»? (ага, с завода газводы я таких писем не писал) — вот уже и пообедать можно. Пошел в кафе-буфет, по брусчатке, там постный борщ без сметаны, картошку тушеную, салат витаминный. Вернулся домой. Все, интернет выключаю, никакой работы, стихи писать буду. Это разве жизнь пролетария? Ну да, стихи конечно, они как бы такая работенка тоже опасная. Ведь ты весь мир иллюзорный, фотообои эти ебучие, сдвигаешь в сторону, и тут уж как в том фильме, про который Жижек рассказывал. Не, ну я, понятно, до Жижека его видел. Короче, стихи писать работа не самая простая. Ебать, короче, тут два часа, как 12 часов на стройке, поверьте мне. Я и там и там работал. Но стихи — это жизнь, это не работа, и бросить ее нельзя, вот в чем фокус. Ну и вот, значит, надеваешь розовые очки, ну его нахуй, этот стих, завтра допишу… Тут же свеклу, морковь, брокколи нахуй, в соковыжималку, не-не, сейчас попью, здоровье поправлю, что это за бред я начал писать? Хахаха, увлекся я этими стихами, решил, что райский уголок, который я тут выстроил в маленьком городке Западной Украины, где сижу при бабе и на детокс-коктейлях — говно и выдумка, а моя жизнь — это моя борьба с метафизическими чудовищами. Кря, ох уж я, глупыш, возомнил себя поэтом. Но очкам розовым уже не сидится на длинном любопытном носу. Пара глотков фреша и все, пламени не видно, крики стихают. Еще курнул, и чистые куражи. Садишься за свои неуклюжие стенд-апы.

* * * 

Гречка (она же греча, что еще нежнее, как если говоришь о еде, так и о хмуром) с шампиками есть то, от чего бы я сейчас не отказался.

* * * 

Я считаю, что выбор — это обман. Нельзя от чего-то отказаться в пользу чего-то другого. Как сказал великий, мы выбираем только майонез.
Выбор — это обман. Отказ — это сон.

* * * 

Вот не могу, кстати, понять, да. То есть секс ради денег я еще как-то готов понять. Но вот ради удовольствия — это мне уже непостижимо. Совокупляюсь я ради облегчения, а не ради удовольствия. Наверное, я все-таки антигедонист. Я вообще ничего никогда не делал ради удовольствия. Я просто иногда выходил подышать воздухом, тут мозги отключались, и вот ты уже эякулируешь фонтаном на деву, на живот, лицо, грудь и волосы, и какую-то долю секунд нет мыслей в голове. Как же охуенно, думаешь ты, вот это удовольствие, охуеннее, чем в аквапарке. Но это бонус, а никак не цель игры. Если удовольствие — твоя цель, ты, как мне кажется, гнида и сатанист.

* * * 

В последнее время цвета мои все темнее, одеваюсь в черное. Хочется даже специально спрятаться туда, где нет света, но все-таки, желательно, чтобы оттуда было видно его хоть чуть-чуть. Поэтому в этом сезоне призываю выглядеть как пугало, либо же быть одетыми в черное. Но всегда имейте какую-то белую деталь. Чтобы, невзначай, неуклюжий, казалось бы, жест ослепил надеждой, задернув черный плащ, под которым покажется краешек вашего белого поло, — оно озадачит, а может и обрадует вас.

* * * 

Вот выглянул в окно и немного освежился. А то уже начало казаться, что знаю все обо всем. Надо выглянуть иногда из комнаты, пройтись, встретить незнакомца. Ну или хотя бы разглядеть в соседнем окне. Я, например, ем рукколу сейчас, чтобы не провалиться в мир собственного бредового текста, остаться на поверхности. Я держу самого себя на ниточке, и надо иногда все же убеждаться, что опора еще есть под ногами. Это руккола и братва моя. Доброй дороги тебе, великодушнейший читатель, дошедший до этого места. До точки «продолжение следует».


Уже третий день подряд по дороге на работу читаю присланные документы от Алехина, от которых разит травой. Как добираюсь до компа, по мере свободного времени — мельком редактирую и оформляю в пост. И так как на четвертый день я не успеваю придумать перебивку, то описываю сейчас то, что описываю. Могу разве что рассказать, что в четвертом тексте принял участие Иван Смех, что поддерживал дурманный диалог с Женей про фанаток и их животные свойства, а в тексте появляется в роли камео на пару строк.

В общем, если вы дочитали до четвертого текста, то вас уже и готовить не надо. Просто наблюдайте, как Алехин тщетно пытается удержать четвертую стену, которой является дверца туалетной кабинки без шпингалета. 



Текст четвертый. "Букет Алехина"

 

В Екатеринбурге я выступил перед публикой с маленьким скетчем про букет Алехина. В репе у нас есть такой термин, объяснил я. Им мы называем эффект, когда ты становишься неуязвимым к венерическим болезням, после того, как счетчик ебли наживую перевалил за полтос. Ты впитал уже в себя столько слизи, столько бактерий стали тебе родными, получил прививку ото всего. Но мало того, ты еще и можешь прививать юных девчонок. В этом наша санитарная работа, это наша вечная гастроль, а может быть ради этого вообще изобрели реп. Потом мы начали реп-атаку, я прыгал, свалился со сцены в ночь с караоке-баром, со своей старой знакомой, слушательницей со стажем и профессией, у которой с утра я оказался дома в отчаянии глядя через окно первого этажа на грязь. Когда я вернулся в гостиницу, я открыл вконтакте. Там было открытое приглашение в розовую хижину. Пришлось еще раз напиться, чтобы уснуть, но удалось проснуться трезвым и завязать на семь спокойных дней.

— Зачем реп-артисту выдают женщины? — спросил меня Иван Смех.

Ну реп-артист обычно имеет власть, поэтому наверное девчата выдают. Все-таки у него подписчиков большое количество, эти подписчики не держат реп-артиста за мудака и идиота, они уважают его, даже где-то по-сектантски относятся. Женственные девчата, старомодные, выдают как альфа-самцу, главному в секте, члены которой — подписчики твоего паблика. А неженственные, такие которые уже в уме своем мужиков побороли, создали идеальные веганофеминистскийанифашистский мир, эти из тщеславия выдают, да еще, прости господи, видя в тебе рупор, надеясь посеять в твою башку правильную мысль. И здесь сплошная политика, сам видишь, брат.

—  Почему они не найдут себе нормального пацана?

Так, вернее неправильно я говорю. Просто многие насильно себя пытаются моногамными сделать, вот как я. А надо просто от случая к случаю. Как сердце велит. Нельзя себя изнасиловать и стать моногамным.

Мой папа вообще на меня как на идиота смотрит, не понимает моих страстей по бабам. Так ведь просто все — любишь одну, тебе никто больше не нужен. Нам бы уже к самой истории перейти, что-то затоптались. Я хотел рассказать про четвертую стену, как она неожиданно упала. Мне нужно выйти на улицу, встретить подругу, купить в магазине чего-нибудь сладкого, курнуть, вернуться к беседе.

Нет никакого главного ебаки у нас. Вроде бы все ведут себя прилично, но один всегда перебирает и превращается в самое слабое звено. Как будто мы все подвержены этому пороку, но ныряем по очереди.

Не для этого я становился репером, конечно. В общем-то, я никогда им и не становился, а был всегда. У меня с детства было знание, что я должен писать. Когда дети в детсаду говорили, что хотят стать космонавтами или шоферами (по-моему, в моем детстве это были самые крутые профессии, шофер даже круче, потому что это имело связь с реальностью), я знал, что я — писатель. Мой папа репортер, я не очень понимал, что это значит, но знал, что буду рассказывать истории. Потом увидел, что бывают рассказы, стихи, реп, и каждый раз начинал этим заниматься.

Бонус не приятный, а какой-то обескураживающий. Помню, как четвертая стена упала. Я выступал в тесном баре с роскошным туалетом. Очень чистым и уютным, как жилая комната. И вот большая очередь в туалет, я пристраиваюсь к девчонке, которая хлебала мой сидр до этого. Говорю, мол, пропусти поссать, а то мне реп петь надо. Она говорит: "Пойдем со мной". И я захожу с ней в туалет. Она, не смущаясь, садится на унитаз, я ссу в раковину, чтобы время сэкономить, а потом поворачиваюсь к ней, на секунду ломаю субординацию, она как будто этого и ждала, чтобы авансом дать тебе немного женского тепла, чтобы ты пел весь свой реп уже сидя на крючке. Застегиваюсь и бегу на сцену. Ебаный в рот, говорю себе, руки трясутся, за микрофон хватаюсь, чтобы унять эту дрожь, ведь я же как раз таких вещей хотел избегать, знал же, что реп-культура чревата падением иллюзий относительно человеческих отношений, отвязанным шовинистом сделает самого нежного поэта-андрогина. Тут спрос тебя превратит в рок-звезду и обезьяну. Запах пиздятины поднимет тебя в воздух, как запах сыра мышь по имени Рокки, а после уронит об пол. Если такие бонусы называть словом "приятный", всю эту психологическую свистопляску, то да, не ожидал даже таких ништяков получить, об этом в школе не рассказывают.

И ведь такое можно проделывать на каждом втором концерте. Поэтому стоит мозгу со скуки захотеть провести туловище по этому обезьяньему маршруту, чтобы в очередной раз воскресить чувство вины, целебное для эго, мозг, не особо брезгуя, берется за дело.

Тут сложно подсчитать. Раз в 15 концертов? В 10? В 3?

Пытаюсь вспомнить, когда я последний раз писал про еблю. Наверное, году в 2014, сейчас уже не хочется брать ее в объекты для своих исследований, но, как интерьеры, в которых разворачивается история, как фон, она регулярно встречается, как у меня, так и у любого другого, рассказывающего историю.

Обычно я запасаюсь планом. Если я буду снимать по отчетному видео каждый концерт и монтировать это видео перед сном, я удержусь весь тур от запоя и блядства.

Потом — хуяк — монтажная склейка, ты в какой-то подворотне спускаешь за шиворот самой некрасивой женщине на вечеринке — красивые то уже поперек горла.

Или еще я думал — попытаюсь вести такой дневник, как мне тяжело это дается, но как я справляюсь с похотью. Следующая сцена, у тебя еще слюни на шее не обсохли, а ты уже удаляешь главы о первых двух охуительно-счастливых днях, когда ты еще был самым верным семьянином этих гастролей.

Вообще я думаю, что это заслуживает отдельного альбома, хотел даже написать, 4 года спустя после "Круиза" выпустить подобный альбом, только с реальными историями.

Такими, как грустные рассказы, полное отвлеченных размышлений сэд порно, сентиментальные и лиричные, как письма, которые хочется писать друзьям из добровольной ссылки.

"Как, например, в Новосибирке. Был у меня тур из 5 городов. У меня тогда только закончилась маниакальная стадия биполярного, длившаяся аж рекордные три месяца без перерыва, и я впал в тяжелые, полные чувства вины, думы. Зато работа кишечника наладилась, я похудел килограмм на 10, пока был лишен внутреннего критика, уходил от жены, снимал сериал и клипы, снимался в кино, писал новые треки и был влюблен до одури в красотку, вокруг которой и плясал этот эпилептический танец. Короче я задолжал всем денег, поехал в тур, и тут-то накрыло. Я вспоминал, какой я дилетант во всем, какое ничтожество, надо было восстановить разрушенное эго, поэтому я ссал на собственное нутро не жалея жидкости. И за эти 5 городов только в одном не случилась ебля, благодаря чему этот город стал историей. Начинается она так. В середине реп-сета малая кричит мне: "Алехин, я люблю тебя". Я не будь геем, сразу же в ответ (не успел задуматься, так бы промолчал):

— Отсосешь?!
— Конечно.

Мы как будто забываем об этом, пока выступление заканчивается. Я то точно забываю. А потом она меня хватает и целует. И мы ходим, ищем место, в гримерке не удобно, она проходная, там и на сцену выход и в коридор, да еще где-то Костя тут бродит, считает наши деньги и ищет меня. Побежали в женский туалет, там занято, в мужской — там есть свободная кабинка. Заходим, шпингалет отломан, я придерживаю дверь. Девчонка мне тут же расстегивает ширинку, достает половой хуй, и когда ее губы в миллиметре от него, когда все уже я уперся в потолок и все свое несчастье депрессивной стадии трансформировал в омерзительную животную похоть, тут охрана хватает за дверь. Женщинам нелзья в мужской туалет! — кричит охранник. Я понимаю, что это максимально тактичный человек, что нельзя его так обижать, но мы уже играем в разных командах. Пожалуйста! — прошу я, дайте нам пять минут. И вот он справляется со мной, открывает наконец кабинку, а там мы: я, штаны спущены, рядом хорошенькая пьяная девчуля на коленях, держит хер заплаканного мужичонки, глупо хлопает ресничками".

Я ставлю стакан, рассказав эту историю.

— Ничего, — отвечает Саша, арт-директор бара "Буковски" в Воронеже, — из нашего туалета тебя никто не выгонит.

Октябрь две тысячи пятнадцатого. Я накачиваюсь в этом баре, рядом две девчонки. Они пришли до концерта, выпивают тут. Мы обе Маши, говорят они. Мне восемнадцать, а ей семнадцать. Они подходят и одновременно начинают целовать меня. Никакой радости, только надежда, что они отметят меня в инстаграме, а моя Баба, бросившая меня, неожиданно уехавшая с вещами неделю назад, увидит эти фотки и заревнует.
 Пережал, без слез на глазах я заканчиваю этот грустный текст. Из темноты зала на меня смотрят глаза. Делать нечего, начинаю просчитывать варианты ебли, понятно, что ее не будет, что я не воспользуюсь ни одним из этих вариантов.


Так или иначе, все подходит к концу. Пять текстов — таким был обозначен минимум и ориентир в количестве рассказов. Дальше у Жени развязаны руки, ведь сделка выполнена, а улики уничтожены. "Брокколи и время" получились самым душевным из цикла, от чего почему-то вспоминается рассказ "Лес", про прогулку с отцом и пуки. Если надумаете стареть — будьте клевыми стариками.



Текст пятый. "Брокколи и время"

 

С одной стороны, хочется съесть меда, чтобы немного ускориться. А с другой стороны — чтобы замедлиться. Короче, я не понимаю. То ли мозгу стала скучна эта игра, и, стоит мне только подойти к ноутбуку, он обманывает меня — говорит, что меня отпустило. Но вот, стоит мне подумать о еде, — тут же ощущаю действие шишек. Знакомо ли вам это чувство? Короче за каждый абзац, в котором есть хоть какая-то история или же какой-то маленький ответ на меленький вопрос, я нагружу себя каким-то ништяком.

Может быть яблоком?

Или, например, глотком соевого молока.

Или чашкой сладчайшего чая.

Черт, сегодня в "Шпинате" надо было купить постных сосисок. Очень хочется сварить себе сосисок с макаронами и поесть их с кетчупом.

Кетча — мне даже кажется, что он вкуснее стал благодаря этой надписи на банке.
5 гривен за пирожок. Пирожок с горохом, я такое только в Украине встречал. Это пушка.
Все-таки брокколи недооценивают. У меня в планах омолодиться хотя бы лет до 28 к январским концертам. В этом брокколи безусловно мой суперпомощник. Добавляю немного брокколи в тыквенный и морковный соки.

Старое доброе нестарение. Есть у меня приятель, у которого была молодая баба, он решил не стареть. И узнал все о нестарении. Брокколи самая великая еда, если вы не хотите стареть. Еще пророщенная пшеница. Он так сказал. С тех пор я не упускаю возможность съесть брокколи. А этот приятель с бабой расстался, но тяга к нестарению до сих пор с ним. Он даже экстракт брокколи принимает. А мне кажется, что вся пища зеленого цвета замедляет старение. Руккола, зеленый лук, петрушка. Я чувствую, как зеленый цвет поворачивает время вспять.

С одной стороны, я очень боюсь старости. А с другой — мечтаю дожить до старости. Наблюдаю за своим дедом годами, у нас с ним похожие характеры, мы одинаково ворчим.

Надеюсь, что я буду в старости есть очень много брокколи, научусь выпивать в меру, вечерами много-много дуть и смотреть умиротворяющие видения, при этом писать поэзию как из пулемета, просто насаживать свои бесконечные истории на наработанный метод, держать разум на острие ножа, читать людей за полсекунды, и не расплывусь. Стремление к такой старости, движение в ее сторону — уже радость.

Все верно, когда твоя история зашла в тупик — либо просто включи радио, чтобы заглушить тишину, либо жди любого вопроса, что разродится в ответ бессмысленным смол-током. А вы как относитесь к старости, дорогой друг?

Все мастера смол-тока немного похожи. Как правило, они немного склонны к полноте и имеют темные волосы. Роста невысокого, голос негрубый, даже временами звонкий. Умеют поддержать разговор и о еде, и об искусстве, и так называемым трагическим смол-током владеют, вот как группа макулатура пишет, только в прозе, с более выраженной фабулой.

Сам я всю жизнь стремился освоить афористический смол-ток. Но начинаю вот с кулинарной тематики. Это азы, о еде и говне любят поговорить все люди. Если не научусь говорить афоризмами, стану душнилой, у которого на все есть своя теория. 

Например, вы говорите мне:

— Нынешние подростки такие остроумные!

На что я отвечаю:

— Это все из-за мемасиков. Они думают мемасиками, мемасики заменили анекдоты, только в них шарить необходимо всем. Но их остроумие более шаблонное, в наши дни остроумие было более индивидуальным.

Тут я на секунду замешкаю, но посмотрю на вас, собеседника. Вы киваете. Все нормально, ваш мозг выключен, вы не ставите под сомнения мои слова. Просто не слушаете, и довольны.

Хочется извиниться, это да. Хотя за что вроде бы и не понятно. Садился, делал все, чтобы сделаться человеком, который пишет каждый день, даже придумал это странное пари с курением. Все ради того, чтобы быть тем, кто умеет рассказать историю, вытащить одну из арсенала и точным движением прибить ее к вечности. А с другой стороны отрицаю такую тактику. Надо ведь рассказывать только те истории, которые не можешь не рассказать. У меня их и так было много. И когда они начинают выбираться, думаешь, как бы сбавить этот поток, как бы лишиться этого умения, умения просто фиксировать, хоть на каком-то языке, хоть для того, чтобы это долго пришлось расшифровывать.

Ищем ли мы покоя. Наверное, да, это и есть та самая старость, к которой можно прийти только беспокойным путем.

А на одни и те же грабли наступать не так страшно, как каждый раз на разные, кстати. Вот что я еще хотел добавить. Не знаю, продолжим ли мы еще этот эксперимент, — может быть и не стоит. Будет вечер другого дня, там и решим.